четверг, 21 ноября 2013 г.

Башкирия под знаменем козла Фрэнка. Глава I



Январь 2023 года выдался для Москвы теплым и снежным.
Еще повсюду были видны следы былой разрухи – результат революции августа 2018-го  - и последовавших за ней четырех очень изнурительных для страны лет гражданской войны, но и вполне явные признаки наступившей мирной жизни тоже были налицо.
Так, в столице практически исчезли очереди за хлебом. Хлебные карточки еще не отменили, но все шло к тому. Новому правительству России удалось заключить выгодный договор с Украиной и формула «Хлеб в обмен на газ» обрела реальные очертания. Дело оставалось за малым – восстановить железнодорожное сообщение с соседями. 



Для успешного выполнения этой задачи с Дальнего Востока завезли полтора миллиона пленных китайцев, попавших в окружение нашей освободительной армии в ходе грандиозной битвы за Владивосток. Китайцы поначалу работали вяло, но после того, как охранявшую их костромскую дивизию внутренних войск заменили двумя батальонами из гвардейского полка имени Ахмата Кадырова, строительство пошло невиданными доселе темпами, и можно было не опасаться, что к февралю хлебные обозы из Украины пойдут в Россию бесперебойным потоком.
Внешняя политика страны также стабилизировалась.
После развала США в 2019 году и поражения Китая в великой войне двумя годами позже – серьезных соперников у России на мировой арене не осталось. На юге Пакистан схлестнулся с Афганистаном. С Ираном после его победы в тридцатидневной войне над Ираком и Кувейтом у нас был подписан договор о мире и сотрудничестве. А в противостоянии Израиля и его ближневосточных соседей сама собой наступила долгожданная пауза – у тех и других элементарно закончилась живая сила.
Единственное, что беспокоило главу государства – ситуация в Башкирии. После назначения в 2018 году бывшего первого хакима этой республики послом в Тунис, власть в регионе фактически вышла из-под контроля. Более того – она буквально валялась под ногами любого желающего, но желающих долгое время не находилось. Местный парламент после августовской революции разбежался, и вот уже более четырех лет о депутатах ничего не было слышно. Правительство также самораспустилось, а все попытки местной оппозиции хоть как-то наладить жизнедеятельность в республике ни к чему хорошему не привела – экономика окончательно рухнула, почти все предприятия, кроме тех, кто был занят в нефтепереработке, а также Сибайского мясокомбината,  и лесоперерабатывающего концерна «Кроношпан» фактически прекратили свою работу.
Разочарованная таким раскладом дел, оппозиция махнула на все рукой, и ушла в оппозицию к самой себе, переименовав напоследок столичный Проспект Октября в проспект имени Эдварда Мурзина. Последний прославился тем, что провозгласил себя верховным муфтием-раввином Уфимской епархии, отрастил пейсы и появлялся на публике исключительно в чалме и с огромным православным крестом на груди.
Таким образом, в начале осени 2021 года ситуация в Башкирии характеризовалась одним словом – безвластие.
…….                                     
И вот однажды, погожим сентябрьским вечером, золотая уфимская молодежь собралась для своих, ставших уже традиционными в этих краях, языческих игрищ. Суть этих празднеств для непосвященного человека труднодоступна, но главным элементом всего действа являлась пробежка на время в красных трусах и с обнаженным торсом из точки А в точку Б. Причем, точка А была у всех, естественно, разной, а точка Б – конечная точка маршрута – единой для каждого.
Но в тот раз все пошло не так, как задумывали организаторы. Очевидно, что электронные маршрутизаторы, которыми пользовались юные язычники, дали сбой и конечной точкой, вместо запланированного хлебозавода №3, оказался  каким-то непостижимым образом второй этаж администрации бывшего хакима республики.
Туда все и прибежали. А первым, как ни странно, примчался местный сибарит и гедонист Nehludoff, опередив своих молодых соперников на целых пятнадцать минут. Поговаривают, что этот пассионарий, как он сам себя тогда называл, и устроил сбой на маршруте - ему просто было лень бегать по ночному городу, и он выбрал максимально удобную для себя траекторию – по прямой от подъезда собственного дома до подъезда администрации.
И пока золотая молодежь, высунув языки, металась по уфимским дворам, Nehludoff никем, ибо некем, не остановленный, осматривался в резиденции хакима. Повсюду там, еще со времени бегства оппозиции, царил хаос. Разглядывая кучи бумаг, разбросанных по кабинетам, Nehludoff думал о чем-то своем и тихо улыбался. В его голове родился план, который изменил в скором будущем историю Башкирии.
Завернутый в синюю бархатную штору, наподобие римского патриция, найденную им в приемной бывшего хакима, наш герой спустился по главной лестнице администрации к спорящим о первенстве язычникам.
И такое величие было во всем его облике, что споры мгновенно прекратились, а главный языческий шаман Rais встал перед ним на правое колено.
Nehludoff одним взглядом поднял своего друга с колен, и царственным жестом предложил ему встать рядом с собой.
Rais все понял правильно.
- Слава императору! – прокричал он трижды. Гулкое эхо, многократно отразившись о мраморные стены администрации, разнеслось по всему зданию.
- Слава! Слава императору! – закричали в ответ язычники.
………...
Все эти события, случившиеся в Башкирии более года назад, были хорошо известны Сергею Шойгу из еженедельных докладов аналитиков Генерального штаба. Настало время принимать решение – брать Башкирию штурмом, как брали в свое время Сызрань и Хабаровск, или попытаться вернуть ее в общие ряды мирным путем.
Президент России понимал, что выбор этот не будет легким. Поэтому, для принятия окончательного решения он вызвал в Кремль посла Туниса, а также нового своего советника по инновациям Sgladkih. По отзывам специалистов Sgladkih неплохо разбирался в ситуации в Башкирии, и даже знал когда-то многих нынешних вип-персон региона лично.
Но сперва…
Президент подошел к телевизору и включил его. На экране появилось лицо Дмитрия Медведева, рассказывающего стране о точном времени суток.
Сергей Кужугетович очень любил эту передачу.



Президент России Сергей Шойгу с интересом разглядывал своего первого посетителя.
Посол в Тунисе оказался человеком в возрасте, чуть выше среднего роста, сухопарым, с приятным интеллигентным лицом. «Чем-то он походит на Махатму Ганди», - отметил про себя Сергей Шойгу.
- Здравствуйте, товарищ посол. Проходите, присаживайтесь – глава государства  указал на массивный стул справа от себя.
- Здравствуйте, товарищ президент, - голос у дипломата был мягкий, невоенный.
- Хочу обсудить с вами одну весьма непростую проблему, - без дальнейших предисловий заявил президент. – Как вы знаете, ситуация в Башкирии требует безотлагательного вмешательства Центра.


 По сути – это единственный, оставшийся вне сферы влияния федерального центра, регион. С некоторых пор там воцарилась самая настоящая анархия. С одной стороны,  местные лидеры внешне не проявляют к центру никакой враждебности, но с другой – игнорируют любые наши указы и постановления.
В этом месте посол тяжело вздохнул. Очевидно, он не раз сталкивался в своей жизни с аналогичными ситуациями.
- Мы не хотим вводить туда регулярные войска, понимаете? Народ устал от крови и если есть возможность решить проблему мирным путем, то мы должны ее использовать. Мы хотим отправить в Башкирию своего посланника, чтобы он провел переговоры с лидерами региона и помог бы нам восстановить там закон и порядок. Что вы думаете по этому поводу?
- Абсолютно верное решение, товарищ президент. Я всегда выступал за мирное решение любых проблем.
- Рад, что мы понимаем друг-друга, - улыбнулся одними уголками губ Сергей Шойгу и встал из-за стола.
Посол, улыбаясь значительно шире, также встал со своего места.
Взяв со стола увесистую папку в синем пластиковом переплете, президент протянул ее дипломату. Тот, не понимая пока сути происходящего, взял папку двумя руками сразу.
- Здесь все документы, которые вам могут понадобиться для полного понимания обстановки, сложившейся в республике. Досье на лидеров, компрометирующие сведения на каждого из них, данные по экономической и политической ситуации. Я думаю, суток, чтобы изучить эти бумаги вам будет достаточно?
Посол, с уже угасающей улыбкой, машинально кивнул.
- Отлично, - подытожил глава государства. – Значит, через два дня отправляйтесь.
- Я?! Куда?!! – забыв, где находится, но чувствуя, что ноги его начинают подкашиваться, посол опустился на стул.
- Вы. В Уфу. Куда же еще? – снова улыбнулся Сергей Кужугетович и протянул теперь уже бывшему послу руку для прощания.
Выйдя из кабинета главы государства, экс-дипломат нос к носу столкнулся с помощником президента. Сделав вид, что не узнали друга-друга,  оба лишь холодно кивнули в знак приветствия. Дождавшись, пока бывший посол окончательно скроется из вида, помощник попросил секретаря президента – массивного генерал-майора с тремя рядами орденских колодок на груди - доложить о нем.
Уже через пару секунд, получив разрешение, он стоял навытяжку перед Шойгу.
- Ты, засранец! Я что тебе велел сделать? – приветствовал президент своего помощника.
Sgladkih, получивший должность помощника всего месяц назад, но уже привыкший к солдафонским манерам своего шефа, которые он, впрочем, старался не демонстрировать широкой публике, лишь хлопал в ответ глазами.
- Что молчишь? Смотри сюда!
Сергей Шойгу развернул гигантский монитор своего компьютера в сторону помощника.
- Смотри, этот сука, Тёма, снова меня забанил, а мой СК за одну только ночь рухнул сразу на 70 пунктов! – президент в ярости так хлопнул по столу ладонью, что испуганно тренькнул стоящий на нем графин с марочным молдавским коньяком.
- А что случилось, товарищ президент? Я мониторил вчера, все было нормально, до часу ночи – точно, - ответил Sgladkih и инфантильно поправил указательным пальцем очки у себя на переносице.
- До часу?! У тебя, что, рабочий день до часу ночи?! – взъярился глава государства. – Запомни, я сплю – ты спишь, я работаю – ты на боевом посту, вместе со мной! Все ясно?
Помощник кивнул.
- Я пошел на обед, а ты садись на мое место, и чтобы к моему приходу все было как вчера, - заявил Шойгу, направляясь к двери. – Нет, даже лучше, чем вчера!
«Лучше, чем вчера!», - мысленно попытался спародировать  Sgladkih интонацию президента, и добавил вполголоса вслед ушедшему:
- Нефиг было холивары в каментах устраивать! Ясен пень, тебя забанят… Писал бы как все люди - глядишь, и СК поднялся бы, а не упал.
Однако, делать было нечего и, устроившись в президентском кресле поудобнее, Sgladkih ввел в строку живого журнала никнейм Сергея Кожугетовича - fritzmorgen, и пароль, который мы, по понятным причинам, указывать не будем.
Работа закипела.
……………………..
А в это время в Уфе…

Продолжение следует.


http://blablanews.livejournal.com/

Иллюстрации nata_yakunina




3 комментария:

  1. ну вот и всё, мы наблюдаем бесславный финиш Рустэма Закиевича. а с какой помпой всё начиналось? было бы смешно,если не было бы так грустно . не орёл вы рустэм закиевич, не орёл.

    ОтветитьУдалить
  2. бред.......вероятно или недоел или переел и сейчас пронесло

    ОтветитьУдалить
  3. Рустам Зак. сейчас покует капусту, ему только Курбаншо занес 30 лямов, только не разобрался деревом или зеленью.
    Максимов все дело просрал с Кроношпаном, по словам Ирфана.

    ОтветитьУдалить