понедельник, 18 ноября 2013 г.

Хамитономика: Атомную станцию в Башкирии обменяют на ядерный могильник


На днях жителей Башкирии взбудоражили сообщением о возможном строительстве на территории Иглинского района пункта захоронения радиоактивных отходов, в простонародье именуемого радиоактивным могильником. Возведение ядерного отстойника якобы входило в планы ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» (НО РАО) «Росатома». А за несколько дней до этого на сайте ОАО «Концерн Росэнергоатом» генеральный директор Евгений Романов поведал о передаче местным властям законсервированных мощностей Башкирской АЭС.
За разъяснениями мы обратились директору Башкирской атомной электростанции Владимиру Дмитриеву.




- Сегодня на станции идет опись имеющегося имущества, - рассказал г-н Дмитриев. - Предварительная стоимость активов - 20 млрд. рублей, хотя республиканские власти без всякой комиссии оценили их почему-то всего в 1,5 миллиарда.
Самого документа о передаче башкирским властям строящейся станции, Владимир Андреевич еще не получал, но без решения на этот счет «Росатома», единственного акционера «Росэнергоатома», подобная передача дорогостоящего имущества произойти не могла.
Что же касается планируемого возобновления строительства Башкирской АЭС в 2025 году, то директор категоричен: «После передачи АЭС республике об этом можно забыть!»
- В настоящее время мы полностью содержим свои объекты, - рассказывает г-н Дмитриев. – Проводим своевременно ремонт и обслуживание. А кто будет хозяин на станции после передачи объекта не понятно, но совершенно ясно, что требуемую безопасность неспециалисты обеспечить не смогут.
На базе передаваемых мощностей станции власти планируют создать индустриальный парк, который, по мнению чиновников, будет очень привлекателен для инвесторов. О потенциальных достоинствах речного порта в городе башкирских атомщиков разговоры, действительно, идут не один десяток лет. Но дальше пространных рассуждений дело не сдвинулось. И этому есть прозаическое объяснение. Во-первых, порт может работать максимум восемь месяцев в году, а значит и ритмичность речных перевозок будет весьма условна, а во-вторых, для транспортировки тех же нефтепродуктов при нынешних ценах на нефть гораздо выгоднее доставлять грузы по железной дороге в любую точку страны и Европы. Если бы это было иначе, то нефтяники давным-давно бы протянули трубопроводы в Агидель и построили там соответствующий терминал. Они в свое время уже прорабатывали этот вопрос и сочли проект невыгодным.
Что же касается льготного налогообложения, на практике оказывается, что республиканские и местные льготы не так уж и существенны в общей налоговой нагрузке на бизнес. И дело здесь не в недостаточном желании и косности региональных властей, а в особенностях российской налоговой системы. Взять тот же НДС. Он целиком федеральный. Налог на прибыль действительно имеет региональную составляющую. Но, скажите, кто сейчас, кроме гигантов-монополистов может похвастаться большой прибылью?
Средний и малый бизнес в основном балансирует на грани рентабельности, а значит и льгота по «прибыльному» налогу не играет существенной роли. Налоги на доходы граждан являются производными от уровня зарплаты, то есть от общего состояния дел на предприятии. А если на нем дела идут не очень, то и с зарплатой, а, значит, налогами и прочими сборами возникают проблемы.
Если кто забыл, то можно напомнить, что в городе Агидель уже вводился десять лет назад льготный режим налогообложения для работающих там предприятий. Помните, как чиновники обещали с экранов телевизоров, что в город башкирских атомщиков толпами ринутся инвесторы и там будут созданы тысячи новых рабочих мест? Где сейчас те обещанные инвесторы и те рабочие места?
Город Агидель изначально создавался под строящуюся атомную станцию, а не как база для новых заводов по производству стройматериалов, которые навряд ли понадобятся в ближайшие десять лет. Кризисные явления и стагнация рынков, по оценкам специалистов, продлятся не меньше десятилетия, а значит и строительная продукция не будет пользоваться большим спросом. Не получится ли, что деньги на перепрофилирование будут потрачены впустую, а Агидель все равно останется мертвым городом?
На взгляд специалистов, ключ к решению проблем Агидели заключается в возобновлении строительства станции. Реакторостроение шагнуло далеко вперед, системы защиты, не в пример старым, стали надежней, опыт у энергетиков после Чернобыля появился колоссальный. А самое главное - это было бы высокотехнологичное производство, которое дало бы толчок всей промышленности республики.
- О станции вспомнят тогда, когда возникнет дефицит электроэнергии, введут нормы ее потребления и резко возрастет стоимость, - с досадой восклицает директор станции. – Вот тогда мы и будем кусать локти.
Статус передаваемых мощностей АЭС, для создаваемого индустриального парка, пока не обнародован. Речь, опять-таки предварительно, идет об аренде или передаче в пользование. Если аренда, то это дополнительные расходы для предпринимателей. В случае передачи в пользование или даже в собственность имущества стоимостью в миллиарды рублей, за него нужно тоже будет как-то рассчитываться.
Жители Башкирии уже сегодня связывают строительство радиоактивного могильника под Уфой и внезапно воскресшие планы по передаче региону дорогостоящего имущества Башкирской АЭС.
Ведь строить могильник, культурно называемый в официальных документах «пунктом окончательной изоляции радиоактивных отходов» и передавать станцию республике будет одно и тоже ведомство – Росатом. И с чего это вдруг такая щедрость в наше меркантильное время?
В «Росатоме» понимают, что тема захоронения радиоактивных отходов вызывает высокую степень настороженности местных жителей. Не будет резко отрицательной реакции - построят этот «траншейно-заглубленный» объект. Если общественность будет активно протестовать, поищут для отходов другое место, а атомная станция останется в собственности «Росатома». Вот такой торг.
Евгений КОСТИЦЫН

http://www.mkset.ru/news/patriot/19569/

Комментариев нет:

Отправить комментарий