четверг, 29 августа 2013 г.

Это будет продолжаться, пока мэры назначаться. Отречемся от старого мира?



В Уфе снесли очередной объект культурного наследия – дом няни купеческой семьи Степановых-Зориных Марии Кладиковой. Здание постройки конца XIX века было расположено на улице Чернышевского, 49/1.
Еще в 2005 году этот дом входил в реестр объектов культурного наследия республики. Но после вмешательства некой ведомственной комиссии в 2008 году здание из реестра исключили.
Дом Марии Кладиковой примечателен тем, что он входил в комплекс строений, принадлежавших когда-то главе семьи, Михаилу Андреевичу Степанову-Зорину. Он известен в истории Уфы как выдающийся меценат, предприниматель и строитель.



Кроме усадьбы незаурядной архитектуры, он возвёл на углу улиц Калмацкой и Вавиловской Вознесенскую церковь и причтовый дом со школой, кондитерскую фабрику, а также владел каменоломнями, снабжавшими Уфу облицовочным камнем для строительства особняков, ставших позже памятниками архитектуры.
Потомок Рода Игорь Степанов-Зорин живет в Уфе, он много лет собирал архивные материалы и воспоминания современников  о своих предках. Благодаря его трудам сейчас известно, что у Михаила Андреевича Степанова-Зорина  было двадцать семь детей. От первой жены – четырнадцать и от второй – восемь. Детей постарше отселяли в дом, что сейчас ставят на распродажу – каменный, обшарпанный, но очень крепко сложенный. Младшие дети жили с родителями рядом в доме поменьше.
И всех их воспитала няня Мария Кладикова, жившая рядом, в деревянном зелёном домике возле каменной усадьбы по улице Чернышевского. Тогда это была Уфимская улица. Дом няни был построен на месте сгоревшей в 1909 году конюшни.
Считается, что после смерти Михаила Андреевича Степанова-Зорина наследники не стали претендовать на его дом. В действительности дело обстояло иначе. Дом был завещан его старшим сыновьям. Но после революции возврат его наследникам осложнился тем, что в доме находился штаб колчаковских войск. Как выяснилось, номера телефонов этого дома совпали с телефонами штаба.
Сыновья Александр Михайлович и Николай Михайлович пытались доказать, что штаб в доме был организован без их согласия, по распоряжению новых хозяев города. Но всё было безрезультатно. Богатый дом обворовывался и, в конце концов, был окончательно присвоен большевиками под предлогом муниципализации.
Экспроприаторам не повезло. Они «хором» пошли париться в баню, где перед смертью лежал больной тифом Михаил Андреевич, и заразились все до единого. Из тринадцати человек выжил только один, у которого после болезни случился паралич обеих ног. Но свое чёрное дело революционеры все же успели сделать.
Дом был муниципализирован, но бывшая хозяйка дома Юлия Степанова-Зорина из него никуда не уехала. Она и её сын Евгений Михайлович занимали значительную часть первого этажа. В соседней комнате  долгое время (до отъезда в Латвию, а затем в США) проживала внучка Михаила Андреевича Маргарита Николаевна Степанова–Зорина, 1911 года рождения. Впоследствии она вышла замуж за редактора американской газеты в Латвии по фамилии Йоги. После его смерти Маргарита Николаевна стала женой иммигранта из Белоруссии Ковалевского, тоже редактора американского издания.
Таким образом, двое из потомков Михаила Андреевича длительное время из дома не уезжали, как, впрочем, и Алексей Михайлович Степанов-Зорин, сохранивший за собой маленькую комнатку на втором этаже.
Позже в дом заселили приезжих из деревни, которые, по воспоминаниям бабушки Юлии, были ленивы и жадны – вместо того, чтобы покупать дрова, они ломали каретник да резные беседки и топили ими печи.
Говорят, что в снесённом доме ночевал сам адмирал Колчак и  Николай Пепеляев. Александр Михайлович Степанов-Зорин помогал им с бухгалтерскими делами, так как служил в счётной палате Уфы.
По приходу красных к нему были вынуждены обратиться и комиссары, так как только он имел полную статистику об уфимской недвижимости. Дети и внуки Михаила Андреевича в немалом количестве оставались жить в доме, им просто было некуда идти. После революции их всех переселили, кого куда.
Эти сведения подтверждали и ежедневники дочери Михаила Андреевича, Ираиды Михайловны Правоторовой, которые до 1978 года успешно сохраняла её дочь Фаина, жившая в Самаре. Её мемуары и теперь живы и находятся у её внука, который со слов Германа Михайловича Степанова-Зорина в конце XX века переехал в Москву.
Дневники и мемуары  Николая Михайловича Степанова-Зорина, были сожжены его сыном Александром по требованию жены, которая, будучи учителем литературы, воспринимала эти записи не с исторической, а с грамматической точки зрения, и её коробило множество ошибок в текстах. Потом она очень сожалела о своём решении, но было уже поздно…
Кстати, в доме № 49 по ул. Чернышевского также проживало немало родственников: от Соловьёва-Чайникова  (приёмного сына Михаила Андреевича) до Лыновых и Топоровых.
Многие годы Игорь Степанов-Зорин и его отец Александр Николаевич добивались хотя бы признания своей семьи жертвами политических репрессий. Но власти им всегда отвечали, что имущество Николая Михайловича Степанова-Зорина было просто национализировано, а это, якобы, не считается политической репрессией.
Особенно возмущает наследников то, что дом по улице Чернышевского, 49 расселен и, невзирая на то, что он памятник архитектуры, доведён до плачевного состояния. На его ремонт никогда не выделялось средств. Никаких документов о национализации потомкам не было предоставлено ни раньше, ни сейчас.
Степановы-Зорины строили своё родовое гнездо многие десятилетия. В этих домах жили до революции все поколения семьи, которая не участвовала в гражданской войне, зато, как все советские люди, защищала свою Родину на фронтах Великой Отечественной.
Сегодня все потомки рода Степановых-Зориных живут небогато. Семья была полностью ограблена и больше уже никогда не жила в достатке и здравии.
Дом по ул. Чернышевского, 49/1, в котором вместе с няней Марией Кладиковой жили дети Михаила Андреевича Степанова-Зорина, снесён. Подобная участь ожидает и множество других памятников истории и архитектуры Уфы. Вместе с этими зданиями уходит и история, и память о замечательных выдающихся людях нашего города, республики, государства.
Единственный источник сведений о семье Степановых-Зориных – правнук Михаила Андреевича – Игорь Александрович Степанов-Зорин − председатель Центра национальной русской культуры «Вече» Республики Башкортостан.

http://rbinform.ru/node/1423

1 комментарий:

  1. После прочтения слов: "...Дневники и мемуары Николая Михайловича Степанова-Зорина, были сожжены его сыном Александром по требованию жены, которая, будучи учителем литературы, воспринимала эти записи не с исторической, а с грамматической точки зрения, и её коробило множество ошибок в текстах…" мне стало ясно, что потомки Степановых-Зориных не заслуживали, чтобы им вернули дом. И нехер плакаться. Это каким же сказочным долбоебом нужно было быть, чтобы по наущению глупой бабы фамильные записи своим руками сжечь...

    ОтветитьУдалить