суббота, 24 января 2015 г.

Письма облитые кровью. Запрещенный Айдар Халим "Ясность в отношениях"

Главному редактору газеты «Звезда Поволжья» Р.Р. Ахметову

     Уважаемый Рашит Ракипович!
     Спасибо за публикацию рецензии уфимского библиографа Г. Зиганшина на мою «Книгу, написанную нациями» в 38 – 40 номерах вашего издания.
Факты, случившиеся почти тридцать лет назад, уже ставшие частью нашей несчастной истории, не на шутку всколыхнули мою раненую душу. Она бы не столь разболелась, если бы была свидетельницей какого-либо улучшения духовно-экономического состояния татарского народа в Башкирии после авторитарной замены режима Рахимова с бесхарактерным правлением Р. Хамитова.


     К сожалению, если не учесть замену некоторых трендов штукатурной помады, в решении татарских проблем заметного улучшения нет, если не сказать об ухудшениях только. Как видно, проблемы, поставленные четверть века назад статьей «Язык мой – друг мой…», до сих пор остро актуальны. Следовательно, в продолжение темы, начатой некогда мной и обновленной уже в наше время честной гражданской позицией Г. Зиганшина, решил предложить газете свое письмо Р. Хамитову, отправленное перед выборами глав республик и губернаторов РФ, и ответы, полученные мной от администрации Республики Башкортостан.

     Они, прямо скажем, забавны и лучшего подтверждения на подобную имперскую управляемость не отыщешь даже в книге Гиннесса. В связи с этим хотелось бы упомянуть об одной тонкости в т.н. межнацотношениях. Путин свои амбиции касательно татарского народа и Татарстана проводит через «лабораторные опыты» в Башкортостане, что не учитывается общественностью страны и Татарстана особенно.

Если Россия – империя большая, то Башкирия – региональная, местная, феодально-байская, ударная под дых микроимперия. Все ценное, добытое «Малой империей» в подавлении воли народа, принимается «Большой империей» на внедрение и исполнение. Здесь, как ни странно, железным ускорителем управления оказалась мягкая материя – ее величество вода – Росгидро с его питомцем Хамитовым. Зря я, наивный литератор, при вступлении Хамитова на должность обращался к нему с письмом через вашу газету с надеждой «на его производительную работу» в татарском вопросе. Зря: «Большая империя» не велит.

     У Путина в межнациональном вопросе главное средство – действовать от обратного. Если он говорит, что любит, то читай, не любит. Если он объявляет этот год годом тепла, то окажется годом холода и наоборот, как год 2007 – год русского языка оказался годом тотального наступления против языков нерусских народов. Свежие примеры – год «любви» к крымско-татарскому народу. Как и при Ельцине, так и при Путине, если Москва наступала в татарском вопросе во фронт, спереди, а Уфа –  с арьергарда, с тыла. Если Путин главным средством для демонтажа татарской национальной инфраструктуры и самосознания избрал проведение «праздника» тысячелетия Казани, то его представитель в Башкирии – Рустэм Хамитов согласованно со своим хозяином лишил более чем двухмиллионный татарский народ собственной школы, радио-, телевидения, всего того, что составляет основу духовного существования любого народа.

     Надеюсь, письма, публикуемые вами, внесут определенную ясность в отношении того, кто сомневался и сомневается в недостаточности чувства дружелюбия со стороны руководства РБ народу, доверившему ему власть, и к братской Республике Татарстан и его государствообразующему татарскому народу.

     Спасибо. Примите мое высокое уважение.

Письмо к читателям по случаю выборов

     Уважаемый мой читатель, мой татарско-башкирский брат!
     Представители всех народов Башкортостана и т.н. Российской Федерации!

     К тебе обращается твой давний знакомый, писатель-правозащитник колонизированных народов Айдар Халим. Ты сейчас познакомишься с нижеследующим письмом, отправленном мной на имя главы, то бишь президента Башкортостана Рустэма Хамитова, в конце 2013 года, а также письмами-ответами на мои просьбы, вернувшимися мне в виде безответственных ответов от его чиновников-мандаринов после их «изучения» сути проблемы. Обратите внимание, каким ветрогонным перекати-полем оказалась самая насущная, самая простая, как говорится, не стоившая выеденного яйца просьба писателя дать ему реанимационный воздух хоть на время празднования своего 70-летия – разрешить вечер встречи с родным народом, с родной землей. Но не тут-то было.

     Если бунтовщик Салават был осужден царизмом на двадцать пять лет каторги, то я, писатель, за высказанную мысль ношу кандалы российской и поместно-башкирской империй уже двадцать шесть лет (1988 – 2014). Ознакомившись с т.н. ответами-отписками чиновников, ты легко поймешь, какие бездушные люди нами «руководят» и в руках какого пустого татарина, припудренного под башкира, единоросса, находится судьба двух «братских народов». Ты также поймешь, каких трудов и нервного истощения стоило мне написать эти облитые кровью письма!

     В сложившейся ситуации в эти ответственные дни, когда совесть человека станет очищаться перед избирательной урной, я на пределе своего многолетнего терпения со всей ответственностью гражданина и писателя призываю татарский, башкирский, чувашский, марийский, удмуртский, мордовский и другие братские народы не отдавать голоса за забывшего собственный родной язык Хамитова как за будущего главу республики и дать ему от ворот поворот из милого сердцу Башкортостана. И это будет нашим ответом Путину, поддержавшему закон, который запретил обучать детей нерусских народов на родных языках.

     Вставай, народ, скажи свое решительное слово!

     А теперь первым делом обращение председателя Татарского общественного центра РБ Кадерле Имамутдинова на имя Хамитова, которое мне стало известно буквально недавно. Его публикация еще раз красноречиво подтвердит законность требований и необходимость встречи писателя со своими читателями и земляками.

     И, наконец, мое письмо и ответы со стороны администрации руководства Республики Башкортостан.

Президенту РБ Хамитову Р.З.
     Уважаемый Рустэм Закиевич!

     Пишу я вам от имени татарской общественности – Татарского общественного центра РБ (ТОЦ РБ). Айдар Халим, урожденный в Башкирии (Миякинский р-н, д. Малые Каркалы), провел тяжелое детство, но тем не менее выучился (Казанский университет) на журналиста, работал в газете «Совет Башкортостаны», работал удачно и талантливо; получал всевозможные премии.

     Но условия для талантливого, смелого журналиста, тем более из татар, были не просто своеобразными, а даже опасными...

     У Айдара Халима были с прежним режимом отношения неоднозначные. И работал он не только журналистом, но и рабочим-нефтяником...

     Но главное – Айдар Халим многие годы возглавлял общественное движение за развитие татарской культуры. Во дворце РТИ, где располагался штаб-квартира татарской общественности, царила атмосфера дружбы и веселья; здесь проходили лекции ученых, круглые столы разных политических течений республики и многочисленные концерты, начиная с артистов художественной самодеятельности, кончая выдающимися артистами Башкирии. Например, здесь часто выступала известная певица Назифа Кадырова; здесь делал буквально первые шаги ныне известный всему миру артист Айдар Галимов. В дни культурных вечеров большой зал РТИ всегда был переполнен...

     Так, под руководством Айдара Халима, одного из талантливых и великих писателей, рожденных и выросших в республике, общество татарской культуры удачно передавало эту культуру во многих аспектах народу; и народ любил это общество: и на собрания, и на круглые столы, и на конференции валом валил в залы РТИ, где часто всем не хватало даже места.

     Между тем, хочется сказать еще об одном важном моменте для нашей республики. Как я уже говорил, народу у нас всегда было много. Но мы никогда не делили людей по национальности. Пускали буквально всех, и, главное, все могли и выступить, что с речью, что с песней-пляской, с тем, что их душе близко... Т.е. наш центр был практически центром не только татарской культуры, а центром и дружбы народов республики, и в первую очередь дружбы с башкирским народом.

     И в последние годы, когда Айдар Халим вынужден жить и творить в Татарстане, где он добился невероятных успехов, почти полностью раскрыв свой талант, люди, знающие его, ценящие и любящие, скажем даже, массово народ, очень часто обращаются ко мне, как к председателю правления ТОЦ РБ с просьбой поспособствовать встрече с ним, великим своим земляком на постоянной основе.

     Расширенное собрание ТОЦ РБ просит вас, Рустэм Закиевич, провести в первой трети декабря этого года творческую встречу с Айдаром Халимом и концерт в театре «Нур» на высоком государственном уровне. Айдар Халим достоин этого. Он украсит жизнь уфимцев своим талантом. Люди будут рады и довольны. И все скажут вам спасибо.

     Кадерле Имамутдинов, председатель правления ТОЦ РБ.
     25 сентября 2013 г.

Письмо-прошение президенту Республики Башкортостан Р.З. Хамитову
     Уважаемый Рустэм Закиевич!

     Примите мои добрые пожелания в вашей нелегкой государственной деятельности, крепкого здоровья лично вам, вашим сподвижникам и членам вашей семьи.

     Позвольте обратиться к вам с очень важными для меня и для наших братских народов просьбами.

     Однако я должен вначале вас поблагодарить за ваши недавние добрые решения. Вы, наверное, помните, в 2012 году по случаю моего семидесятилетия, волнуясь о судьбе моей личной библиотеки, я обратился к вам с просьбой помочь принять от меня в дар часть книг моей личной библиотеки Миякинской райбиблиотеке. Спасибо вам. По вашему указанию центральной библиотеке района мной передано около 3 тысяч томов книг на татарском, башкирском и русском языках, среди которых немало раритетных изданий.

Вторая радость: недавно делегации башкирских писателей во главе с председателем правления СП Башкортостана Рифом Туйгуновым посетили Набережные Челны и Казань. Этого не могло бы случиться без вашей поддержки. Что касается встречи на челнинской земле, то башкирским коллегам был оказан истинно братский прием во дворцах культуры, школах и аудиториях вузов.

     Уважаемый Рустэм Закиевич!
     Прежде чем приступить к изложению своей просьбы, я вынужден напомнить вам некоторые страницы собственной биографии. Меня родила и взрастила миякинская земля, деревня Малые Каркалы (Каркалитамак) Миякинского района. Рос я сиротой военных лет, поскольку отец наряду с 16 братьями из рода Халимовых из одной деревни погиб на фронте.

Здесь я окончил Миякинскую среднюю школу, здесь оформился как поэт, писатель, публицист и общественный деятель. Помню, как мне в 1957 году 15-летнему подростку в Миякинском райкоме КПСС вручали первую почетную грамоту за активное участие в районной печати.

Впервые в большой печати опубликовался в журнале «Казан утлары» в 1966 году с предисловием народного поэта Башкирии Мустая Карима.
В 1971 году вернулся в родные края – в Уфу.
Там же В 1976 году принят в члены Союза писателей Башкирской АССР. Прожил в Уфе двадцать самых ярких творческих лет. Более пяти лет работал журналистом в газете «Совет Башкортостаны» (ныне «Башкортостан»). Десять лет – инженером в Управлении урало-сибирскими нефтепроводами, заведующим литературной частью Академического театра имени Гафури.
Участвуя в строительстве крупнейших строек той эпохи, таких как нефтепровод «Усть-Балык – Уфа – Куйбышев, железной дороги Уфа – Белорецк, со своим очерками широко публиковался в газетах «Советская Башкирия», «Кызыл Тан», часто выступал по республиканскому радио и телевидению, получал множество их премий.

Можете представить, за двадцать лет уфимского периода жизни у меня вышло около десяти собственных книг и коллективных сборников на башкирском и русском языках, в том числе четыре во всесоюзных московских издательствах. В 1983 – 89 годах на сцене Башкирского академического театра имени Гафури шли с успехом (до запрета и снятия со сцены!) две мои пьесы, одна на сцене кукольного театра. Однако, как говорится, мой полет был прерван.

Начинающаяся в стране перестройка двигалась прямо на меня. Вернувшись после окончания в Москве Высших литературных курсов, шокированный тяжелейшими мыслями в связи с началом семидесятых годов с так называемой «насильственной башкиризацией татар», уверенный, что если я открою внутренние причины этой бесчеловечной акции с подачи Шакирова в центральной печати, а меня, тогда коммуниста, поистине сына этих двух народов, воспринимавшего их как два крыла одной птицы, пригласят, мол, в обком КПСС и поблагодарят за столь своевременное выступление – и по заказу редакции газеты «Правда» сел за статью о дружбе народов. Но статья не заливалась соловьем, как была задумана, а выла волком в Каракумах.

В результате за шесть месяцев была написана «Книга печали», часть из которой – нашумевшая статья «Язык мой – друг мой...» – была опубликована в июньском номере 1988 года в московском журнале «Дружба народов», а книга сама полностью была напечатана литовскими братьями почти что бесплатно 25-тысячным тиражом в 1991 году в Вильнюсе.

Это явилось для башкирских и московских имперских властей громом среди ясного неба. В те дни не только в Башкирии, как будто во всей стране случилось землетрясение. Верховной кастой местных шовинистов я был объявлен врагом башкирской нации. Каким унизительным поркам меня подвергали в те годы – все это описать у меня не хватит сил. О событиях тех лет я рассказал в своих книгах «Десять дней моей жизни», «Далеко ли Мензелинску до Гааги?», «Переправим паспорт...» и других, которые я послал в ваш адрес еще в дни вашего вступления в должность президента РБ. Не знаю, посылка с тринадцатью килограммами моих книг дошла ли до вас – не знаю. Скажу только, я был вынужден оставить Башкортостан.

Добавлю, что тогда же «оказался» в Башкортостане запрещенным персоной. Каждый мой приезд в республику сопровождался тотальным преследованием со стороны спецорганов, отказом пропустить в Уфу, республику, родную деревню, арестами, проколами колес моей машины, приводами в милицию, инспирированными автокатастрофами, избиением ОМОНом в Уфе с крушением ребер и почек (эпикризы в моем архиве).

Наказывались и лишались льгот мои родственники и близкие за родство или знакомые за знакомство со мной. С 1988 года по настоящее время мое имя в республике в списке запрещенных. С тех пор у меня в Башкортостане не опубликовано ни одной статьи, ни одного произведения, ни одной книги. По радио и телевидению не воспроизводилась ни одна из моих многих записей.

     Вот такая политика в отношении меня продолжается уже около тридцати лет. Я думал, что органы смягчатся в связи с моим семидесятилетием. Нет, не смягчил их юбилей автора пятидесяти шести известных книг во всем татарско-башкирском мире. Юбилейные вечера проводились в Челнах, в Казани, в Москве, Грозном, но только не в Уфе, Каркалях и Мияках.

 Зачем я это пишу? Я пишу для того, чтобы поставить перед вами – перед президентом, ныне уже главой демократической Республики Башкортостан и гражданином Российской Федерации самый простой вопрос: допустимо ли репрессирование человека, тем более творческой личности – писателя за то, что он так думал и так писал, да еще двадцать шесть лет назад?

Как можно преследовать человека без судебных санкций всеми средствами карательных органов государственной власти?
Почему бытовой шовинизм клана отдельно взятых башкирских   чиновников в отношении отдельной личности возводится в государственный ранг и проводится на уровне государственной политики?
Где право на свободу слова и печати?
На основании каких законов это совершается?
С каких пор и где, если не в феодальной Башкирии, писателя наказывают за то, что он некогда высказал свою мысль?
Кто и кому дал право издеваться над моим гражданским и писательским правом писать о том, о чем хочу?

     Я не раз пытался по-человечески объясниться с руководством Союза писателей РБ, где некогда являлся членом, начать жизнь, как говорится, с чистого листа, поскольку от такой линии их поведения веет националистическим чванством и наносится лишь вред нашим народам, но у них в уме одно:  содержать мою личность в образе «татарского националиста-пугала» и, обвинив меня в том, что некогда своей статьей якобы «оскорбил башкирский народ», стремятся закрепить меня к скале вечного презрения – как Прометея ненависти...

Я им говорю: найдите у меня хоть одно художественное произведение, где бы я оскорбил бы хоть один народ, тем более родной мне башкирский, если найдете, я готов извиниться, что критика конкретного башкира Кунакбая или татарина Абдуллы еще не является оскорблением башкирского или татарского народа. Но мои капризные оппоненты, не находя в моем творчестве такого случая, закрывают рот и тем самым закрывают путь моим лучшим произведениям в наши народы. Разве это не трагедия?! И одна моя трагедия?!

Вот я посылаю вам книги. Вы не найдете в них ненависть к какому-либо народу. Однако мои противники продолжают гнуть свою демагогию: критику какого-либо конкретного башкира переводят на весь башкирский народ, поскольку это служит им спасительной картой в «защите» от выдуманной ими татарской «угрозы» и дают возможность продолжать репрессивные меры против западных башкир в Башкортостане.

     К кому обратиться за правдой?
До каких пор я должен таскать за собой бревно унижений, привязанное к ногам каторжанина?
В Союз писателей?
Туда, где сидели и сидят организаторы моих преследований?
В органы власти?
В прокуратуру, суд, в ЧК?
Там сидели и до сих пор сидят исполнители желаний клана этих самых местных шовинистов, облаченных властью.  

     Вы можете спросить, как отражается такая пещерная политика в отношении отдельного человека в моей конкретной судьбе? Очень просто. В том, что я в Башкортостане вот уже четверть века являюсь изгоем, что расстроены все мои духовные, родственные связи с родными для меня народами и родичами, воспитавшими меня, в том, что близкие боятся подать мне руку при людях...
В том, что наложено вечное вето на издание моих произведений, на произнесение моего имени.
А вот в том, как отражается текущая издательская политика Башкортостана в моей судьбе, вы сейчас сами убедитесь. Попытайтесь поставить себя на мое место. Я назову лишь названия книг, которые хранятся в моей памяти. Если учесть, что такие капитальные издания издаются почти ежегодно по любому историческому случаю, то легко можно составить картину моей полной бесправности. Это значит, что они четвертовали и четвертуют меня на плахе каждый раз в отдельности.

     1. «Башкорт шигърияте антологияхы». Уфа, 2001. Туда включены все поэты, родившиеся в Башкортостане и за его пределами, что-то написавшие и напечатавшие авторы за всю историю Башкортостана. Там нет только меня, автора десятка книг, вышедших в Уфе, члена СП Башкортостана, некогда «башкирского» поэта, но переставшего быть «башкирским» лишь по причине публикации статьи по насильственной башкиризации татарского населения. Составитель и главный редактор антологии – доктор наук, тогдашний председатель Союза писателей и тогдашний председатель комиссии по культуре Курултая РБ Равиль Бикбаев.

     2. «Антология поэзии Башкортостана», Уфа, 2007. Включены все здравствующие и ушедшие от нас авторы. Среди них нет только меня, проживавшего в трехстах километрах от Уфы, в братском Татарстане. Составитель, главный редактор – тот же Бикбаев.

     3. «Тэрки эдэбиятларенен антологияхы». Башкорт эдэбияты. Стамбул. 2006. Все представлены, кроме меня. Составитель, главный редактор – Р. Бикбаев.

     4. Писатели земли башкирской. Уфа, 2006. Составитель и главный редактор – Р. Бикбаев. Меня нет. Значит, я не писатель земли башкирской.

     5. Судьба земли башкирской. К 75-летию создания Союза писателей Башкортостана. Уфа, 2009. Тут уж по идее должен был быть на правах членства в СП, поскольку в такие издания включаются все писатели, даже политэмигранты, диссиденты, независимо от их идеологических взглядов. Но, как оказалось, меня и здесь нет. Составитель и главный редактор, конечно, Бикбаев.

     6. Из века в век. Башкирская поэзия. Серия. Москва, 2008. Поэзия народов кириллического алфавита. Меня также нет. Автор предисловия и составитель – тот же Бикбаев.

     7. «Литературная карта Башкортостана», список, порайонно указывающий имена писателей по месту их рождения. В списке писателей, вышедших из моего родного Миякинского района, мое имя вычеркнуто. Подготовлено и подписано тогдашним председателем СП РБ Р. Бикбаевым.

     8. Башкирская энциклопедия. Мое имя и труды вычеркнуты, выходит, родился не в Башкортостане. Автор-составитель и главный редактор – доктор наук Рашит Шакур с подачи Р. Бикбаева. И это называется энциклопедией?!

     9. Краткий энциклопедический словарь. В отношении меня такая же картина. Авторы и составители те же.    

     После этого, Рустэм Закиевич, сами подумайте, и это называется руководимый вами «демократический Башкортостан»? Таким образом, человеконенавистник Бикбаев единолично лишал меня родины, родной земли, языка, права на свободу слова и решал включать – не включать в антологии поэта, ставшего поэтом по воле Аллаха. Разве можно верить таким лжеэнциклопедиям?

А ведь я, тогдашний лидер татарского национального движения в Башкирии, сыграл немалую роль в пробуждении башкирских масс к борьбе за суверенитет! Можно ли совершить грех больше, чем лишить человека собственного имени и права родной земли, матери и отца? А ведь я, как я уже сказал, сын погибшего фронтовика и племянник 16 Халимовых-односельчан, жертв войны! И все это – перед праздником 70-летия Победы!  

     Во сколько миллионов можно было бы оценить моральный урон, нанесенный мне и моим близким со стороны организаторов погрома в моей личной, общественной жизни и в творчестве?
Как бы вы поступили на моем месте?
С одной стороны мне кажется, что вы могли бы оставить себя в истории татарского-башкирского народов даже одной лишь реабилитацией моего имени и моего творческого наследия для наших народов и тем самым наказать националистических громил, чтобы они больше никогда не играли судьбами людей, прикрываясь пещерным башкиризмом. Ведь это такой вид преступления против личности и человечности, который не имеет срока давности.

Исходя из сказанного, Рустэм Закиевич, я обращаюсь к вам с просьбами:

     1. Учитывая, что я оговорен хулиганскими  методами отдельных деятелей филологической науки и писателей того времени по поводу моей журнальной публикации в 1988 году, а не осужденный преступник за какие-нибудь конкретные преступления на национальной почве, прошу вас решить вопрос самым безболезненным путем – дать указание вашему заместителю по вопросам культуры, печати, образования и министрам культуры, печати и образования с тем, чтобы они, прекратив преследование меня по политическим мотивам, сняли негласный запрет и перестали чернить мое честное литературно-общественное имя, открыли в печати и СМИ оперативный простор моим литературным произведениям, в которых не было и нет никакой фобии в отношении какой-либо нации, кроме рассуждений публициста о текущем моменте без злого умысла.  

     2. Учитывая приближающееся семидесятилетие Победы над фашизмом и тот факт, что являюсь сыном погибшего фронтовика, а также пользуясь законодательством по авторскому и гражданскому праву, прошу дать указание издательству «Китап» об издании двухтомника из лучших моих поэтических и прозаических произведений, посвященных войне и послевоенному поколению сирот.

     3. Учитывая, что мой творческий и гражданский расцвет проходил в Башкортостане, в Уфе, прошу вас дать указание Министерству культуры РБ провести творческий вечер, посвященный моему семидесятилетию, в театре «Нур» в ближайшем времени с участием лучших мастеров татарского искусства, пригласив туда всех представителей башкирской и татарской интеллигенции Уфы. Со свой стороны я уверяю вас, что это станет настоящим праздником искусств двух братских народов и началом возрождения и расцвета братских отношений наших народов.

     Уважаемый Рустэм Закиевич, уверен, что вы проявите к настоящему письму-прошению самое серьезное внимание. И решите созданную башкирскими властями искусственную проблему также стараниями башкирских властей как настоящий интеллигент. Я долго терпел. Далее я не могу дать гарантию в том, что в случае очередного умалчивания это письмо не появится на сайтах мирового Интернета.
     Примите в дар мои последние книги «Жить хочется!», для вашего семейного круга стихи о любви – «Безнен кызлар».
   

Айдар ХАЛИМ,
кавалер ордена Белого Креста
Всемирной Конфедерации рыцарей  Культуры
"В защиту жизни на земле" (Амстердам),
лауреат  премий имени Хади Атласи и Гаяза Исхаки,
Заслуженный деятель искусств  РТ

http://zvezdapovolzhya.ru/obshestvo/yasnost-v-otnosheniyah-12-01-2015.html

http://zvezdapovolzhya.ru/obshestvo/yasnost-v-otnosheniyah-ch2-24-01-2015.html


11 комментариев:

  1. "Кавалер" явно в состоянии старческой деменции.
    "...я талантливо написал..."?
    Подобное может написать только графоман с высоким самомнением и манией величия!

    ОтветитьУдалить
  2. Словесный понос.

    ОтветитьУдалить
  3. Русаки не плохо двигают свою политику в Башкирии , но это не мудрено башкира наебать как два пальца обоссать . алматинец .

    ОтветитьУдалить
  4. Айдар ХАЛИМ,
    кавалер ордена Белого Креста
    Всемирной Конфедерации рыцарей Культуры
    "В защиту жизни на земле" (Амстердам),
    лауреат премий имени Хади Атласи и Гаяза Исхаки,
    Заслуженный деятель искусств РТ
    НЕ ХВАТАЕТ ГЛАВНОГО! ОН ЕЩЕ НЕ СТАЛ ПОЧЕТНОМ ГРАЖДАНИНОМ УЛАН-БАТОРА!
    ВРАЧИ В БАЗЕЛЕВКЕ ЯВНО НЕ ДОСМОТРЕЛИ !

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. 3:51 за то он стал почетным гражданином самой голубой республики на земле-Башкурасрань!

      Удалить
  5. Далматинец есть алматинец=свое прешь учение

    ОтветитьУдалить
  6. Пащётный член голландского рыцарства татароид Халим числился между прочим в Уфимском городском психоневрологическом диспансере...

    ОтветитьУдалить
  7. Тюльпан - чячка в Голландии понюхал, трава киндер покурил в Амстердам - стал пащетный рытцар с белий прибелий крест на шея. Если тебя здесь не признают, так как нет здесь для тебя - Белых Крестов так иди пиши стихи для песен вот для этой талантливой группы - ТАТАР - ХАЙРЫГ ХУНДЕЛ www.youtube.com/watch?v=eQPjqMoUSWA

    ОтветитьУдалить
  8. Какой ты - Айдар, ты же Халимов Борис - Борька.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Борис Халимов звучит по-русски. Русские присвоили тюркское имя Борис, пришедшее к нам от арабов через персов, переводящееся как "наследник". Некоторые писатели даже рады взять псевдоним "Борис", например, грузин Борис Акунин, но для татарина лучше звучит Айдар Халим.

      Удалить
  9. Айдар Халим - замечательный писатель,поэт и драматург.Настоящий гражданин,патриот своей Родины и народа.Активный борец против башкиризации татар в РБ.

    ОтветитьУдалить