понедельник, 24 февраля 2014 г.

Антикроношпановцы - это и есть единственные Защитники Отечества ( в отличие от пентов и кадровых военных, защищающих абрамовичей и дерипасок)



Антикроншпановцы поздравили ЗащитниковВ заснеженном лагере антикроношпановцев звучит "Лунная соната" Бетховена. На приличном, на мой взгляд, синтезаторе играет 15-летний Руслан. Антикроношпановцы отмечают 23 февраля. Ловлю себя на мыли, что не могу назвать его "мальчиком". Так вот сложилось,что он в свои 15 уже не только ребенок. Руслан начинает взрослую, мужскую жизнь с этого, с лагеря. Конечно, есть в его жизни и другие взрослые дела, но сегодня он тут и он играет для нас. Я вижу в нём "крапивинского мальчишку" - те, кто не зачитывался книгами Владислава Крапивина, даже не пытайтесь понять, о чем это я.


Руслан всё делает правильно. Всё правильно делают те, кто слушает внимательно слушает его чуткую, тонкую игру. Но есть в этой ситуации что-то неправильное. В идеальном, безупречном мире совсем не так должны взрослеть дети. Но не Руслан и не те, кто его сейчас слушают, создали эту неправильность. Ее сотворили те, кому непременно понадобилось именно здесь, у водозабора, у жилья, затеять индуспарк и деревоперерабатывающий монстр. Руслан сделал свой выбор сам. Те, кто готов обвинить Руслана во всех тяжких грехах - (проплаченный!) или в глупости- (обманутый!) - сделали свой выбор сами.

Итак, 23 февраля. Лагерь у ГАИ, штаб. Самодельная халупка с печкой,здесь можно ночевать даже в морозы. В ней, если дружно и доброжелательно, могут по-походному, но вполне комфортно разместиться 30 и более человек. Мне передается флешка, на которую записаны обращения детей. Когда смогу - расскажу об этом обращении основательно.

Кто-то входит, кто-то выходит - в помещение врываются клубы морозного воздуха. Кто поопытнее и попрактичнее, принес с обой домашние тапочки , но и в носках не холодно. "Девочки" поздравляют "мальчиков".

На одежде всех мальчиков, в возрасте от малыша до деда, булавочками приколоты веселые картонные медальки. На стене - праздничный плакат. Развешиваются и местные сине-бело-зеленые флаги. Праздник.







У нас концерт. Зрители сгрудились в два яруса на диванах, расселись по стульям, кто-то пешком стоит. Ведущая в светлой красивой кофточке, чуть волнуясь, благодарит наших защитников. Они защищают нашу землю. Нашу воду. Наш воздух.

Отрывается дверь и появляются ... снегурочки. Две певицы в красочных русских концертных костюмах, две Валентины, Гущина и Измайлова, лауреат и дипломант Межрегионального конкурса русской песни и частушки в Белокатае-2013. Потом, позже, я спрошу у них "Вы знали, куда шли? Вас сюда не обманом затащили?". Обе Валентины отвечают одинаково - они знали, куда ехали и для кого будут петь.

Культурную эстафету перехватывает Катя, играет на аккордеоне (о, Вельтмайстер, со знанием дела определяет кто-то их мужчин) лихо, "с росчерком".

Заносятся ящики, На них водружается столешница - вот и стол готов. В пластиковых стаканчиках - только чай, ароматный, с корицей. Фуршентным методом поглощаются пиццы, пироги, блинчики, тарталетки, шарлотки...

Возвращаются переодевшиеся артиски, после перекуса поем все вместе. Как ни странно, и мужчины тоже подпевают.

А на улице - красота. Мороз и солнце, день чудесный. Дети и взрослые играют в футбол. Возрващаются разгоряченные, веселые. 11-летний пацан, крепкий, как боровичок, глаза ясные, ещё совершенно детские.

- Я ты завтра в школе расскажешь, где был, или лучше не надо? - осторожно интересуюсь я.

- Расскажу, конечно, - не задумываясь, легко отвечает мальчишка.

- Да там и так всё давно знают, - добавляет его спортивный папа. - Нормально.

Мальчишка белозубо и задорно улыбается. Защитник растет. В лагере ничего не говорится такого, что не подобает слышать детям. Периодически дружно хохочем. "Болеем за шведов! "- предлагает Павел - это об Олимпиаде. Мы еще не знаем, что олимпиада будет наша - и в золотом, и в общемедальном зачете. В уголке на гвоздике висят маленькие хоккейные конёчки и шарфик болельщика. О спорт, ты мир!

Анатолий играет на гитаре Макаревича и Розенбаума, а потом апогей мероприятия, классика. На два стула кладется синтезатор, на третий садится Руслан. И - музыка.

" Когда Руслан играл, мне казалось, он про нас, про наш лагерь играет. Как мы под проливным дождем на трассе стояли, как мерзли, как надеялись и надеемся ..." - скажут мне потом Тамара и Наташа, у которой свои взрослые дети. Наташа до пенсии работала на "Стекловолокне". Ей не надо объяснять, что такое экология.

Но главное для меня не это. Для меня главным был малюсенький эпизодишко. В лагерь внесли пятилитровки с водой. Шакша - единственный микрорайонн в Уфе, который снабжается чистейшей артезианской водой.

Если будет тут, именно в этом месте, индуспарк - через несколько лет не писть шакшинцам эту водичку. Подмосковныый Егорьевск это показал наглядно, подробности, если нужны, позже.




11-летний удалец запомнит, как он в этот день гонял в футбол. Руслан - как, с каким вниманием, его слушали. Кто-то запомнит плов, кто-то песни двух Валентин и Катину игру, кто-то из хозяек, быть может, - какая тающая во рту грибная пицца получилась или какой славный пирог удался.

Я запомню эту воду. Не исключено, что придут времена, когда пятилитровка такой воды будет дороже десяти грузовиков с древесно-стружечным хламом. И что тогда взрослые скажут детям?




http://enekrasova.livejournal.com/158540.html

Комментариев нет:

Отправка комментария