воскресенье, 29 декабря 2013 г.

Аббас Галлямов хлопает дверью! «Кроношпан» и общее благо

К написанию этой статьи меня подтолкнула дискуссия по поводу «Кроношпана», случившаяся недавно на одном из уфимских интернет-форумов. Ее участники не обсуждали проблем экологии будущего завода – видимо, все свои аргументы обе стороны уже исчерпали, – они перешли к политической стороне вопроса. «Ну раз власть видит, что местное население – против, то зачем строить именно в том месте? Ну передвинули бы на один километр – и проблема рассосалась бы». Специалисты по пиару, участвовавшие в обсуждении, писали, обращаясь к правительству: «Ребята, зачем вам конфликт? Зачем вам выступать на стороне инвестора? Отойдите в сторону и просто ждите результата – пусть это будет конфликт населения с заводом, а не с вами. Займите позицию над схваткой». Совет – на первый взгляд вполне разумный. Почему же власть ему не следует?


ЧТО СДЕЛАЕТ ИНВЕСТОР И КАК НА ЭТО ОТРЕАГИРУЕТ БИЗНЕС-СООБЩЕСТВО?
Правительство не следует и никогда не последует этому совету, потому что хорош он только на первый взгляд; с точки зрения стратегии, он – прямой путь в никуда. Да, если власть вдруг откажет заводу в своей поддержке, то недовольные соседством с ним жители Дорогино будут счастливы. А что дальше? А дальше «Кроношпан» уйдет в какой-нибудь другой регион (как известно, такие приглашения у него уже есть), и мы остаемся без завода. Это было бы полбеды – можно и пережить. Хотя, конечно, работники лесной отрасли (а их в несколько раз больше дорогинцев) будут, мягко говоря, такому варианту не рады, но, повторюсь, уход «Кроношпана» – не смертелен. Самое неприятное начнется дальше. Спустя какое-то время – например, через полгода – мы вдруг обнаружим, что инвесторы обходят нашу республику стороной. В какой-то момент они просто исчезнут.
Информация о том, что «Кроношпан» вложился в Башкирию, а потом вынужден был уйти, потеряв время и деньги, – мягко скажем, не улучшит наш образ в глазах бизнес-сообщества. Потому что любой инвестор примеряет такие ситуации на себя. Заводы не строятся вдали от населенных пунктов – им нужны инфраструктура и рабочие руки. И в любом населенном пункте всегда найдется какое-то количество местных жителей, которые скажут: «Нам не нужен завод, нам нужен аквапарк и торговый центр». Так вот: если сейчас наше правительство встанет на сторону протестующих, то каждый инвестор будет знать, что и в его случае может случиться то же самое. И зачем, скажите, ему рисковать, приходя в регион, руководство которого в ответственный момент отходит в сторону, «минимизируя конфликты»?

МНОГО ЛИ У НАС ИНВЕСТОРОВ И МОЖЕМ ЛИ МЫ ИМИ РИСКОВАТЬ?
Вся проблема в том, что регионов в стране гораздо больше, чем серьезных бизнесменов, готовых строить заводы за свой счет. Если кто-то думает, что у входа в каждый субъект стоит очередь из инвесторов, а местный руководитель сидит и сортирует: «этого возьмем, а этого не возьмем», – то это глубоко ошибочная точка зрения. Ситуация на самом деле ровно противоположная: это инвесторы придирчиво отбирают регионы, безжалостно отбраковывая большинство из них. Во всем мире экономика уверенно сползает вниз. В этой ситуации бизнесмены существенно сокращают долю «рискованных вложений» (а вложения в российские регионы в глазах мировой бизнес-элиты – это всегда риск), уходя в надежные американские долговые обязательства или швейцарские банки. Напомню, в этом году инвестиционный рост в нашей стране сменился упадком – по данным за январь сентябрь уже зафиксировано снижение в полтора процента. В стране начали останавливаться заводы. В Ижевске – «Уральская кузница», в Волгограде – Волгоградский алюминиевый и Химпром, в Ленобласти – Волховский алюминиевый завод, в Хабаровске – «Амурметалл», в Свердловской области – еще один алюминиевый завод – Уральский. Счет предприятиям, в которых сотрудники или массово подпадают под сокращения, или распускаются в неоплачиваемые отпуска, – идет уже на десятки. Рисковать в подобной ситуации своим имиджем в глазах бизнес-сообщества – это ошибка, граничащая с преступлением.

ЕСТЬ ЛИ В СИТУАЦИИ ВИНОВАТЫЕ?
Значит, правительство право, когда «продавливает» проект, а протестующие – нет? Не совсем. Протестующие имеют полное право на недовольство. Кому хочется жить рядом с заводом, будь он хоть трижды безопасен? Вся сложность ситуации в том, что противоречие между интересом местным и интересом общим в ситуации с «Кроношпаном» носит объективный характер. То есть, каждый из участников конфликта прав по-своему. Завод не нужен дорогинцам, но он нужен остальным жителям республики. Потому что главные проблемы, тревожащие подавляющее большинство наших граждан (нехватка рабочих мест, низкие зарплаты, неразвитая в результате хронического бюджетного дефицита социальная и коммунальная инфраструктура и т.д.), носят сугубо экономический характер, и решать эти проблемы, не развивая промышленность, не строя заводов – не получится.

ЧЬИ ИНТЕРЕСЫ ОТСТАИВАТЬ: ОБЩИЕ ИЛИ ЧАСТНЫЕ?
В ситуации столкновения интересов локальной общины и всего социума – чью сторону должно занимать правительство? Вопрос риторический. Святая обязанность власти – реализовывать интерес общий. Потому что общий интерес, если ему специально не помогать, в столкновении с интересом частным постоянно проигрывает. В 19 веке – в момент, когда создавались основы современных политических конструкций, – об этом много писал классик либеральной мысли Джон Стюарт Милль: «Одной из наиболее сильных помех для прогресса является стремление отстаивать чисто местные интересы». «Группа, состоящая из наиболее упорных избирателей, может заставить всех других принять своего кандидата; и, к несчастью (выделено мною. – Авт.), такое упрямство встречается среди людей, отстаивающих свои личные интересы, чаще, чем среди лиц, защищающих общее благо». Причина «силы малочисленных» была хорошо описана американским экономистом Олсоном. Он доказал, что чем больше сообщество, в интересах которого принимается решение, – тем сложнее организовать людей в его поддержку. Каждый из членов большого сообщества в общей доле полученной прибыли (в данном случае слово «прибыль» употребляется в самом широком смысле) получит лишь небольшую часть. «Ну заплатит «Кроношпан» налогов на миллиард. Ну построит правительство три детсада. Мне-то что? Оно, конечно, неплохо, но вот лично для меня – это ведь не принципиально», - примерно так рассудит среднестатистический житель республики и останется дома. Для членов же малой группы ситуация – ровно противоположна. Чем меньше участников, которые будут делить «прибыль», – тем больше «доля» каждого из них. Наличие завода неподалеку от дома, очевидно, снижает стоимость этого дома. Цена вопроса для каждого из жителей Дорогино – это не абстрактные три детсада, которые будут построены неизвестно где, а конкретные миллион или два в их личном кармане. Ради таких денег можно и на улицу выйти и митинг организовать. Олсон сформулировал все предельно четко: «Массовые интересы труднее всего организуемы, поэтому небольшие группы, отстаивающие частные интересы, регулярно одерживают верх над большинством».
ЗАЧЕМ НАМ ПРАВИТЕЛЬСТВО?
Лет пятьдесят назад американский профессор Гаррет Хардин прославился на весь мир, сформулировав и экспериментально доказав теорию, которую он назвал «Трагедия общего блага». Описал он ее на примере общественного пастбища, выпас скота на котором никем не регулируется. Суть проблемы проста: с одной стороны, каждый из тех, кто пользуется пастбищем, знает, что чрезмерное количество пасущихся там коров уничтожит его (трава не будет успевать вырасти и со временем ее рост просто прекратится). Следовательно, каждый из тех, кто пользуется пастбищем, должен ограничить количество пасущихся там своих коров, поскольку каждый заинтересован в том, чтобы пастбище не было уничтожено. Но возникает проблема: каждый отдельный участник процесса не уверен, что сосед поступит так же. «Наоборот, - подумает он, - сосед, увидев, что я уменьшил количество своих коров, поймет, что пастбищу перегрузка не угрожает и выгонит на него побольше своих. То есть – я количество своих уменьшу, а он количество своих – увеличит. Ему – прибыль, а мне – убыток. Ну уж нет, добавлю-ка лучше пару коров я сам – авось ничего страшного не случится». Именно по такой логике будет действовать большинство участников процесса, в результате количество коров на пастбище вырастет ровно настолько, сколько надо, чтобы пастбище было-таки уничтожено. Это произойдет, несмотря на то, что каждому участнику процесса в отдельности такой исход событий никоим образом не был выгоден. Профессор Хардин провел большое количество экспериментов (не с коровами, конечно, а с людьми) и полностью доказал свою теорию. Любое общественное благо, если никто специально не занимается его защитой, находится под угрозой. Для осуществления этой защиты когда-то люди и изобрели государство. Очень ярко этот процесс описан в Библии – в виде напряженного диалога пророка Самуила с народом, который требует избрать себе царя, потому что устал от анархии.
Двести пятьдесят лет назад радикальный рыночный мыслитель Адам Смит предполагал, что жизнь можно организовать таким образом, чтобы заботиться только о частном благе каждого отдельного человека и что общее благо образуется само собой в результате работы «невидимой руки рынка», которая «все отрегулирует». В России эти идеи пыталось в свое время реализовать правительство Егора Гайдара. До какой ручки довела граждан страны деятельность этой самой «невидимой руки», мы знаем.

МОЖНО ЛИ НЕ ПРИНИМАТЬ НИКАКИХ РЕШЕНИЙ?
Предложения доброхотов «отойти в сторону» и «дистанцироваться от конфликта» – это чистый пиар. Но быть властью – значит, заниматься не только пиаром. Быть властью – это, в первую очередь, принимать решения, не уклоняясь от их принятия, даже если решения кому-то не нравятся. Быть хорошим со всеми можно, только плывя по течению и не решая проблем. Потому что если ты решаешь реальные проблемы – ты обязательно наступаешь на чьи-то мозоли. Постоянно лавируя, можно выиграть в тактике, но эти тактические выигрыши рано или поздно закончатся стратегическим поражением. Главное правило успешного политического лидера таково: с общественным мнением надо работать, но перед ним нельзя заискивать. Нация, подталкивающая лидера к популистским решениям, сама же и не простит ему проявленной «слабости», если он этому давлению поддастся. Политическая судьба Горбачева, постоянно уступавшего «требованиям общественности», – яркий и понятный любому жителю России пример. Но подобная судьба – удел не только «авторитарной» России. В недалеком 1997 году молодой лидер английских лейбористов Тони Блэр с триумфом выиграл выборы, разгромив безраздельно властвовавших до этого на протяжении почти двадцати лет консерваторов. Причина успеха была в том, что Блэр, наконец, отказался от главного пункта программы лейбористов, верность которому партия блюла с момента своего основания, - пункта о необходимости национализации основных отраслей промышленности. Блэр уступил общественному мнению, потому что именно оно требовало сдвига партии вправо и отказа от ортодоксальной социалистической риторики. Через несколько лет, однако, готовность Блэра «прислушиваться к гласу народа» привела к разочарованию этого самого народа. Позиции молодого премьера слабели от выборов к выборам, и, в конце концов, то, что когда-то привело его к сокрушительной победе, убило его как лидера. Ближе к концу карьеры иначе как популиста и «политика без принципов, способного только лавировать, но не способного отстаивать свою точку зрения» общественность его не воспринимала. Не помогла даже «жесткая позиция» по войне в Ираке. «Лидер должен быть ведущим, а не ведомым», - так сформулировал свою позицию один из вождей лейбористов, поднимая вопрос об отставке Блэра с поста лидера партии.
ТРЕТЬЕГО НЕ ДАНО
Честно признаюсь, что ради простоты анализа я несколько упростил ситуацию. Но отбросил я только второстепенное, главное же оставил. И теперь это главное видно невооруженным глазом: в ситуации с «Кроношпаном» есть только черное и белое, а полутонов, к сожалению, нет. И не надо думать, что это какая-то невиданно редкая ситуация. Нет, в политике они встречаются сплошь и рядом. Лучше всего об этом написал в свое время Морис Дюверже – величайший политический теоретик двадцатого века: «Решения как правило предстают в дуалистической форме. Любая политика содержит выбор между двумя типами решений; а те из них, что называются промежуточными, тоже связаны с тем или другим основным типом. В политике не существует центра. Центр есть не что иное, как искусственное объединение части правой – с левой, и части левой – с правой. Судьба центра – разрываться на части, колебаться и исчезать. Извечная мечта центра – достичь синтеза противоречивых устремлений – недостижима: такой синтез возможен лишь в сознании, но не в реальности. Действие – это всегда выбор, а политика – это действие».
Напоследок напомню, что в России очень принято восхищаться Китаем – его бурным экономическим ростом и царящим там порядком. У нас любят предъявлять претензии к правительству: «А почему вы не можете обеспечить такого роста, как в Китае?» Претензия абсолютно справедливая, правительство у нас, действительно, не такое эффективное и за примерами далеко ходить не надо. Просто представьте, что сделало бы китайское руководство, если какие-нибудь общественники попытались помешать ему реализовать важный промышленный проект. Организовало «общественные слушания» или бы выслало полицию?
Резюмирую статью в форме цепочки из двух классических аристотелевских силлогизмов. Первый: Развитие экономики выгодно большинству жителей республики, а «Кроношпан» способствует развитию экономики. Следовательно, «Кроношпан» выгоден большинству жителей республики. Второй: Поскольку «Кроношпан» выгоден большинству жителей республики, а задачей правительства как раз и является защита интересов большинства, следовательно, задача правительства – добиться строительства «Кроношпана».
"Комсомольская правда"
http://ufa.kp.ru/daily/26177/3066193/


Читай также по этой теме:
Аббас Галлямов подталкивает правительство к использованию полиции?
Заместитель руководителя Администрации президента Башкирии Аббас Галлямов публично высказал свою позицию по поводу строительства завода «Кроношпан» в Уфимском районе республики:

«…Напомню, что в России очень принято восхищаться Китаем – его бурным экономическим ростом и царящим там порядком. У нас любят предъявлять претензии к правительству: «А почему вы не можете обеспечить такого роста, как в Китае?» Претензия абсолютно справедливая, правительство у нас, действительно, не такое эффективное и за примерами далеко ходить не надо. Просто представьте, что сделало бы китайское руководство, если какие-нибудь общественники попытались помешать ему реализовать важный промышленный проект. Организовало «общественные слушания» или бы выслало полицию?»

Не уж то, Аббас Галлямов подталкивает правительство к использованию полиции? Стоит только вспомнить, к чему привело использование полиции на выборах 8 сентября уходящего года.  Башкирия прославилась на всю страну, после чего доверия к власти у простых людей точно не прибавилось. Если же в решении конфликтов власть прибегает к силе - это доказывает только ее слабость, поскольку когда правительство не может общаться со своим народом без применения силы, следовательно, оно слабое.

Далее…Главное, что беспокоит людей в Дорогино и в самой Уфе - это судьба своих детей, а не стоимость жилья. Они прекрасно знают, как ведет себя «Кроношпан» там где он уже есть - в России, в Польше и на Украине. Там неумолимо растет число легочных и онкологических заболеваний. И все из-за близости завода к населенным пунктам. Тут логика также вполне понятна: граждане не хотят повторения этого у себя дома. Но не видеть эту озабоченность людей и замалчивать ее - вот настоящее преступление.

Роман Камнев
http://bashmedia.info/kronospan_v_ufe/abbas_gallyamov_podtalkivaet_pravitel_stvo_k_ispol_zovaniyu_policii/

5 комментариев:

  1. В КП спрятали все комментарии, видимо боятся прогневить кого то свыше, что не набирается даже 50% - "за" кроношпан или велели спрятать, это у нас так ая демократия?

    ОтветитьУдалить
  2. долои кроношпан!!

    ОтветитьУдалить
  3. аббасик,дело не только в кроношпане,а самое главное ,в политике в отношении башкир- Муртаза,сарбаев,ахметшин, и это только видимая часть айсберга. третий закон ньютона никто не отменял,учи матчасть.

    ОтветитьУдалить
  4. такой "мище" только на деревопереработку

    ОтветитьУдалить
  5. Китай бы построил сам завод,а не привлекал иностранную компанию и стоял бы этот завод не в 300 метрах от населенного пункта

    ОтветитьУдалить