пятница, 6 марта 2015 г.

Фашизм придет в каждый дом! Из народного кармана, а не из зарплаты генерала Закомалдина жительнице Башкирии выплатят 100 тысяч рублей за незаконное задержание

Вчера, 5 марта 2015 года, Верховный суд Республики Башкортостан оставил в силе решение суда первой инстанции, который ранее частично удовлетворил требования Анны Михайловой о компенсации морального вреда за незаконные действия сотрудников милиции, задержавших ее в 2009 году на глазах малолетней дочери и применив при этом физическое насилие. Суд взыскал с Минфина РФ в пользу заявительницы сто тысяч рублей. Уголовное дело в отношении правоохранителей, спустя более пяти лет, по-прежнему не окончено.

Напомним, что 4 мая 2009 года в башкирское представительство МРОО «Комитет против пыток» за юридической помощью обратилась жительница города Октябрьского Анна Михайлова.
Она рассказала правозащитникам, что 19 апреля 2009 года ее с применением насилия и без объяснения причин задержали сотрудники милиции на одной из улиц города. При этом девятилетнюю дочь Михайловой, которая находилась с мамой, оставили одну на улице в незнакомой части города.



У женщины случилась истерика из-за того, что ребенок остался без присмотра, а сотрудники милиции, объявив ее пьяной, доставили в вытрезвитель.
Там Михайлова просила отпустить ее, чтобы найти ребенка, в ответ милиционеры избили женщину, сломав ей ключицу.

Как вспоминает Анна, вместо оказания медицинской помощи ее поместили в камеру без света, где ей стало плохо из-за того, что она страдает клаустрофобией и боится замкнутых темных помещений.

22 мая 2009 года Октябрьским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по РБ было возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ в отношении сотрудников медицинского вытрезвителя ОВД по г. Октябрьскому Республики Башкортостан по факту причинения телесных повреждений Анне Михайловой. На настоящий момент производство по делу до сих пор продолжается.

По словам Анны, сотрудники милиции сразу начали оказывать давление на нее и девятилетнюю дочь Елизавету. Так, 22 мая 2009 года (то есть в день возбуждения уголовного дела) в школу к девочке  пришли два сотрудника милиции из инспекции по делам несовершеннолетних. Они вызвали ее с уроков и в отсутствии законного представителя (только в присутствии педагога) взяли объяснение у ребенка о событиях 19 апреля 2009 года. При этом «правоохранители» объяснили девятилетней девочке, что в вытрезвителе оказывают помощь, забирая туда людей. Сотрудники милиции также выясняли, как часто мама употребляет алкоголь и ходит по гостям. А когда ответы ребенка сотрудникам милиции не нравились, они утверждали, что Елизавета их обманывает.

Сотрудники башкирского представительства Комитета против пыток, в свою очередь, провели собственное общественное расследование, по результатам которого пришли к выводу, что в действиях сотрудников медицинского вытрезвителя усматривается жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение, нарушающее право, предусмотренное статьёй 3 Европейской Конвенции. Правозащитниками было подготовлено заявление в Октябрьский городской суд об оспаривании незаконных действий сотрудников милиции ОВД по г. Октябрьскому в порядке ст. 39 ФЗ «О милиции».

15 января 2010 года Октябрьский городской суд удовлетворил их заявление, признав действия сотрудников милиции, которые задержали женщину на глазах её малолетней дочери, применив при задержании физическое насилие, незаконными. 4 марта 2010 года Верховный суд РБ оставил это решение в силе.

В связи с этим юристы Комитета против пыток обратились в суд в интересах Анны Михайловой с требованием о компенсации морального вреда, причиненного ей незаконными действиями сотрудников милиции. 29 сентября 2014 года Ленинский районный суд Уфы частично удовлетворил эти исковые требования, присудив истице сто тысяч рублей.

Не согласившись с таким решением, представители Министерства финансов Российской Федерации подали апелляционную жалобу. Вчера Верховный суд Республики Башкортостан отказал в ее удовлетворении, оставив в силе решение районного суда – государству придется выплатить Анне Михайловой сто тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями сотрудников МВД.

Комитет против пыток

http://pytkam.net/press-centr.novosti/4160




Тем временем...


Комитет против пыток внесен в реестр иностранных агентов

А пострадавшие от пыток выступили в поддержку комитета

Сорок человек, пострадавшие в разное время от преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов и получившие помощь от правозащитников из Комитета против пыток, поставили свои подписи под открытым обращением в поддержку организации, которое вчера было направлено депутатам Государственной Думы от регионов, где работают правозащитники, Министру юстиции, а также Генеральному прокурору.

Инициатором этого обращения стала Ассоциация жертв пыток, созданная недавно в Нижнем Новгороде. Напомним, что поводом для ее создания, как рассказал один из активистов ассоциации Алексей Якимов, стало включение Минюстом РФ межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента: «Этот позорный статус отсылает к 1930-м годам и напоминает о сталинских ярлыках, которые использовались политическим режимом как инструмент для расправы с неугодными лицами и организациями. КПП не смирится с этим статусом и будет обжаловать решение Минюста в суде, но не уверен, что им это удастся. Поэтому они будут вынуждены ликвидироваться».

В своем открытом обращении подписанты выразили свое крайнее возмущение по поводу внесения правозащитной организации в этот реестр, подчеркнув: «Комитет против пыток не является ничьим «агентом», он не выполняет ничьих поручений. Его деятельность направлена исключительно на то, чтобы не изменить, а реализовать те нормы, которые лежат в основе правовой системы нашей страны. Совершенно очевидно, что Комитет не сможет эффективно осуществлять свою миссию в условиях, когда на него приклеен позорный ярлык, значение которого слишком хорошо известно из истории нашего многострадального Отечества. А это значит, что мы и еще сотни жертв произвола останутся без защиты, останутся без поддержки, будут лишены надежды.

Когда-то Комитет против пыток помог нам защититься от произвола государственных органов. Теперь мы просим вас использовать все имеющиеся у вас возможности для того, чтобы защитить Комитет».

Публикуем текст открытого обращения полностью:

Мы, граждане России, в разные годы ставшие жертвами тяжких должностных преступлений со стороны сотрудников правоохранительных органов, выражаем свое крайнее возмущение решением нижегородского областного прокурора и Министерства юстиции Российской Федерации о включении Межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» в так называемый «Реестр некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Мы – люди разных судеб, жизненных установок, религиозных верований, профессий: среди нас есть бывший сотрудник милиции, бизнесмен, рабочий, военный летчик, спортсмен, преподаватель, водитель… Но всех нас объединила общая беда – в разное время мы были подвергнуты изощренным издевательствам со стороны представителей государства. Некоторых пытали для того, чтобы заставить сознаться в несовершенных преступлениях или оговорить своих близких. Других мучили просто для того, чтобы удовлетворить свои садистские побуждения. Каждый из нас обращался в государственные органы – прокуратуру, Следственный комитет – с просьбой о помощи, защите, восстановлении справедливости. И каждый из нас неизменно получал в протянутую руку камень вместо хлеба: следователи отказывали в возбуждении уголовных дел против мучителей, годами саботировали расследование совершенных преступлений, в некоторых случаях сами пытались сфабриковать обвинения против жертв. Всем нам пришлось вести неравную борьбу с несправедливостью. В этой борьбе мы оказались не одни. На помощь пришел Комитет против пыток.

Сейчас каждый из нас может ответственно заявить: без поддержки этой организации мы не смогли бы добиться правды, добиться правосудия, которое в итоге свершилось. Некоторые, вероятно, не смогли бы и дожить до этого момента. Юристы Комитета против пыток раз за разом, когда у нас опускались руки, обжаловали и отменяли незаконные постановления горе-следователей. Так, в деле о пытках Алексея Михеева электрическим током, которое органы прокуратуры пытались развалить семь долгих лет, по жалобам КПП было отменено 20 незаконных постановлений о прекращении уголовного дела, 3 незаконных постановления об отказе в его возбуждении и 3 – о его незаконном приостановлении. Дело об избиении Сергея Санкина в течение пяти лет незаконно прекращалось следователем 10 раз и приостанавливалось 3 раза, и все эти постановления также были отменены судами и вышестоящими следственными органами по жалобам КПП. Аналогичную картину мы наблюдаем в подавляющем большинстве наших дел: только настойчивость сотрудников Комитета позволила нам, в конце концов, увидеть наших мучителей на скамье подсудимых и получить справедливые компенсации. Вся эта помощь была предоставлена нам безвозмездно. Более того, Комитет против пыток оплачивал лечение причиненных нам травм и увечий, покупал редкие и дорогостоящие медикаменты, осуществлял медико-реабилитационные программы. В случаях, когда кому-то из нас угрожали преступники в погонах, Комитет против пыток организовывал для нас убежище, осуществлял дорогостоящие программы защиты жертв и свидетелей.

В свое время государственные органы умыли руки, отказавшись от своих правовых и социальных обязательств. Теперь они уничтожают организацию, сотрудники и активисты которой добровольно приняли эти обязательства на свои плечи. Прокуратура, которая год за годом покрывала преступников, выносила сотни незаконных постановлений, теперь цинично пытается дискредитировать тех, кто год за годом фактически выполнял ее работу.

Мы рассматриваем навешивание на Комитет позорного ярлыка «иностранного агента» исключительно как подстрекательство к погрому, как способ опосредованной расправы над правозащитниками. Мы также полагаем, что со стороны прокуратуры это еще один из циничных методов помощи тем преступникам, чьи интересы они так эффективно обслуживали в прошлом. Наконец, это способ противодействия тем из нас, кто все еще продолжает добиваться правосудия перед лицом саботажа следственных органов.

Комитет против пыток обвиняют в том, что он получает иностранное финансирование. Но  ведь эти деньги идут на те самые дорогостоящие медицинские мероприятия, которые позволяют нам поддерживать свое здоровье после перенесенных истязаний! Государство не может или не желает оказывать нам эту помощь. Эти деньги идут на оплату высококлассных юристов, без работы которых десятки садистов в погонах, находящихся сейчас в местах лишения свободы, гуляли бы на свободе! Государство не может или не желает вести эту работу. Да, Комитет против пыток получает часть своего финансирования в виде правительственных грантов РФ, но оно едва покрывает пятую часть необходимых расходов.

Кроме того, Комитет против пыток обвиняют в деятельности, направленной на «изменение политики Российской Федерации». Но разве политика России заключается в том, чтобы практиковать пытки и обеспечивать безнаказанность тем, кто их применяет? Из представления Прокурора Нижегородской области следует именно такой вывод! Но из Конституции и законов мы знаем, что государственная политика состоит как раз в обратном: пытки в России запрещены, а каждой жертве преступления гарантируется правосудие и компенсация.

Комитет против пыток не является ничьим «агентом», он не выполняет ничьих поручений. Его деятельность направлена исключительно на то, чтобы не изменить, а реализовать те нормы, которые лежат в основе правовой системы нашей страны. Совершенно очевидно, что Комитет не сможет эффективно осуществлять свою миссию в условиях, когда на него приклеен позорный ярлык, значение которого слишком хорошо известно из истории нашего многострадального Отечества. А это значит, что мы и еще сотни жертв произвола останутся без защиты, останутся без поддержки, будут лишены надежды.

Когда-то Комитет против пыток помог нам защититься от произвола государственных органов. Теперь мы просим вас использовать все имеющиеся у вас возможности для того, чтобы защитить Комитет.

С уважением,

1. Александров Валентин Васильевич. Потерпевший по уголовному делу № 411018. Республика Марий Эл.
2. Алмакаев Константин Павлович. Потерпевший по уголовному делу № 116269. Республика Марий Эл.
3. Алмакаева Лидия Ивановна. Мать потерпевшего по уголовному делу № 116269. Республика Марий Эл.
4. Амирова Жамал Хамзовна. Представитель потерпевшего по уголовному делу № 56/135. Чеченская Республика.
5. Амриев Сулумбек Хусенович. Заявитель по материалу проверки № 318. Чеченская Республика.
6. Амсадова Айзан Имрановна. Заявитель по материалу проверки по факту гибели Хаджиева И.З., Хаджиевой Д,З., Сотуевой А.У., Магомадовой Х.З., Магомадовой К.И. и Амсадова Р.И. Чеченская Республика.
7. Ахмедов Алихан Бисланович. Потерпевший по уголовному делу № 10123. Чеченская Республика.
8. Вагапов Ансар Адгамович. Заявитель по материалу проверки  № 145 пр-2008. Республика Марий Эл.
9. Демидова Ирина Александровна. Потерпевшая по уголовному делу № 89565. Нижегородская область.
10. Дмитриев Александр Иванович. Потерпевший по уголовному делу № 180725. Нижегородская область.
11. Дыдычкин Евгений Александрович. Заявитель по материалу проверки № 070 пр-13. Республика Марий Эл.
12. Ждан Александр Алексеевич. Потерпевший по уголовному делу № № 51/28–2014. Оренбургская область.
13. Жумагазеев Тимур Искаирович. Потерпевший по прекращенному уголовному делу № 51/22–14. Оренбургская область.
14. Ефремов Дмитрий Михайлович. Заявитель по материалу проверки № 0005 пр-08. Республика Марий Эл.
15. Иванова Татьяна Васильевна. Потерпевшая по уголовному делу № 0904015. Республика Башкортостан.
16. Козлов Иван Юрьевич. Потерпевший по уголовному делу № 0483. Республика Марий Эл.
17. Лебедева Раисия Ивановна. Заявитель по материалу проверки № 57 пр-07. Республика Марий Эл.
18. Лебедев Руслан Анатольевич. Заявитель по материалу проверки № 57 пр-07. Республика Марий Эл.
19. Ляпин Сергей Владимирович. Заявитель по материалу проверки № 314-пр2008. Нижегородская область.
20. Магамадов Джобраил Хамзатович. Заявитель по материалу проверки № 112. Чеченская Республика.
21. Макаева Айма Аднановна. Потерпевшая по уголовному делу № 74032. Чеченская Республика.
22. Минибаева Гульсина Нигматзянова. Заявитель по материалу проверки № 1132. Республика Башкортостан.
23. Михеев Алексей Евгеньевич. Потерпевший по уголовному делу № 68241. Нижегородская область.
24. Николаев Дмитрий Александрович. Потерпевший по уголовному делу № 249323. Нижегородская область.
25. Новоселов Александр Валерьевич. Заявитель по материалу проверки № 36 пр-15. Нижегородская область.
26. Отт Владимир Андреевич. Потерпевший по уголовному делу № 430036. Республика Марий Эл.
27. Отт Марина Владимировна. Представитель потерпевшего по уголовному делу № 430036. Республика Марий Эл.
28. Прокофьева Анна Сергеевна. Сообщение о преступлении направлено в Тверской МРСО СУ по ЦАО ГСУ СК РФ по г. Москве. Московская область.
29. Прытков Владимир Петрович. Потерпевший по прекращенному уголовному делу № 52/39-11. Оренбургская область.
30. Санкин Юрий Васильевич. Отец потерпевшего по уголовному делу № 582886. Нижегородская область.
31. Свинтакова Нина Петровна. Представитель потерпевшего по уголовному делу № 545/12-2003. Оренбургская область.
32. Селиверстов Павел Павлович. Потерпевший по прекращенному уголовному делу № 51/26-13. Оренбургская область.
33. Сухов Алексей Геннадьевич. Потерпевший по уголовному делу № 51/51–14. Оренбургская область.
34. Сулейманов Дока Саид-Ахмадович. Потерпевший по уголовному делу № 49012. Чеченская Республика.
35. Тимощенко Вячеслав Александрович. Заявитель по материалу проверки № 0740 пр-09. Республика Марий Эл.
36. Умарова Зина Аднановна. Заявитель по материалу проверки № 562. Чеченская Республика.
37. Хасиева Лиля Шамильхаевна. Потерпевшая по уголовному делу № 42040. Чеченская Республика.
38. Ядыков Анатолий Анатольевич. Заявитель по материалу проверки № 963. Республика Марий Эл.
39. Ядыкова Римма Арсентьевна. Заявитель по материалу проверки № 963. Республика Марий Эл.
40. Якимов Алексей Викторович. Потерпевший по уголовному делу № 256660. Нижегородская область.


http://pytkam.net/press-centr.novosti/4161

1 комментарий:

  1. Считаю, что компенсации для такого беспредела просто не существует. Ибо психологическая и моральная травма останется на всю жизнь. 100 тысяч, - это плевок в лицо этой гражданке вместе с ее дочерью. Даже минимальная сумма т.н. компенсации должна бы быть несколько миллионов р. Тогда бы и силовики стали бы чуть осторожнее в своих действиях...
    Когда же народ станет хозяином положения в стране, а не чинолвники?!...

    ОтветитьУдалить