вторник, 19 марта 2013 г.

Когда уволят Виктора Шалыгина?


В Башкирии выделено 40 гектаров для строительства тюрьмыВ Башкирии выделено 40 гектаров для строительства тюрьмы

«Электрогазета» завершает публикацию ответов на вопросы, поступившие на онлайн-конференцию руководителя ГУФСИН РФ по РБ Виктора Шалыгина. Специфика работы сотрудников службы исполнения наказаний, в том числе и её главы, тяжела. Тем не менее Виктор Васильевич откровенно ответил на вопросы, заданные читателями, в том числе и личного характера.
Артем:
- Куда обращаться освободившимся из мест заключения? Есть ли такие организации, где об освободившемся заключенном проявят заботу - помогут адаптироваться в обществе?
Фанус Айратович:

- Зеки освобождаются, на воле их никто не ждет, теперь и прописка у них будет в колонии, а не дома. Ни жилья, ни работы. Тут уже вся жизнь изменилась, банкоматы, интернет у каждого. Он не ориентируется ни в чем. Через неделю голодный зек кого-нибудь ограбит и снова сядет. Нельзя ли создать какую-то службу сопровождения для его «возвращения» в социум? Может, дать койку в общаге и предложить работу, хоть на стройке? И гражданам безопаснее будет.
- Центр трудовой адаптации в Уфе, по-моему, есть. Там даже на 12 коек общежитие есть. И в Салавате есть центр на 40 коек. Пока, к сожалению, только в этих двух городах. В республике принят закон о социальной адаптации, это есть не во всех регионах. Здесь мы немножечко идем впереди, может, где-то не дорабатываем, надо быстрее организовывать эти вещи. Народ освобождается, практически, каждый год. Если кто-то неустроен, они, как правило, обращаются к нам, мы помогаем – либо найти работу, либо устроиться в эти центры. А за полгода до освобождения наши инспектора отрабатывают ситуацию по каждому осужденному в отношении и трудоустройства, и жилья.
В каждой колонии есть компьютерные программы, где можно посмотреть – куда осужденный сможет устроиться после освобождения, даже какую зарплату будет получать.
Шамиль Валеев:
- Много ли в Башкирии инспекторов, курирующих условно осужденных? Прилежный ли этот контингент (осужденных условно)? Часто ли они получают условно-досрочное освобождение?
- Количество условно осужденных составляет около 16 тысяч на сегодняшний день. С ними работает целый отдел, возглавляет это ведомство полковник Владимир Шумило. Те, кто хорошо себя ведут, работают, не нарушают соответствующий режим, получают условно-досрочное освобождение.
Альбина:
- Одно время активно муссировалась тема реформирования пенитенциарной системы: исправительные колонии должны были стать тюрьмами и т.д. Как в связи с этим изменилась структура учреждений ГУФСИН Башкортостана? Сколько у нас теперь тюрем, колоний-поселений?
- У нас две колонии-поселения. В Уфе, в Шакше - № 5, в Стерлитамаке - № 6.
Пока первый этап реформы прошел, мы выстроили первый тюремный корпус в колонии № 7 для лиц, положительно характеризующихся. Дальше концепцию руководство решило пересмотреть, потому что требуются большие денежные расходы. Государство обеспечить эти средства не может. Поэтому будет детализация концепции реформы по периодам.
Донцов Ярослав:
- Ходили разговоры о том, что в Башкирии не хватает СИЗО и будут строить изолятор около Чишмов. Что с этими планами?
- Это в планах есть, совершенно верно. Не около Чишмов, а на границе Уфимского и Иглинского районов. Нам выделена там земля для строительства изолятора. Под Чишмами мы рассматриваем возможность строительства тюрьмы общего режима. Администрация Чишминского района предложила нам территорию в 40 гектаров.
Наталья:
- Как вы считаете, можно ли тюрьмы, которые находятся в городе, переместить за пределы города? Так можно было бы освободить территории для строительства.
- Мы сейчас этим и занимаемся по следственному изолятору № 1. Мы вошли в целевую федеральную программу. Нам выделяют средства на строительство нового следственного изолятора на 500 мест. Нам, конечно, этого мало. Для того чтобы вынести следственный изолятор № 1, нам надо построить учреждение на две тысячи мест. В этом плане мы работаем с инвесторами, с ФСИН России, вроде бы понимание во ФСИН России есть, поэтому будем надеяться на то, что мы построим новое подразделение на две тысячи мест и освободим городскую территорию. Конечно, ее надо освобождать. И старые сети не выдерживают, и старые корпуса. Есть еще корпуса екатерининской постройки.
Валерий:
- Много ли бывших полицейских попадает за решетку?
- Не могу сказать – много или немного. Есть. Содержатся они отдельно от основного контингента.
Эльвира:
- Каков рацион осужденных? В армии меню пересматривалось. Произошло ли что-то подобное за колючей проволокой?
- Меню, практически, всегда пересматривается. Нормы питания, в основном, постоянные. Самые лучшие нормы питания у детей. Это и фрукты, и овощи. А, в общем, у осужденных паек очень неплохой. И прокуратура за этим следит, и общественные формирования бывают. Мы с родителями проводим мероприятия, в родительский день приезжают семьями, администрация посвящает время только им. Они общаются со своими родственниками, видят, в каких условиях содержатся заключенные, где проживают, чем питаются.
Венера:
- В каком районе Башкирии наихудшая обстановка с уровнем преступности? Как вы думаете, почему?
- Мы такую статистику не ведём. Но наибольший уровень преступности в Уфе. Это, видимо, связано с тем, что здесь проживает более миллиона населения. По районам Уфы – это, скорее всего, Калининский, Орджоникидзевский районы.
Степанов:
- Есть ли у нас в Башкирии политзаключенные?
- У меня такой информации нет.
Ирина П.
- Хотелось бы услышать ваше личное мнение о смертной казни.
- Тяжелый вопрос. Я работал с этой категорией лиц. С одной стороны, читаешь в уголовных делах о том, что они натворили, с другой – видишь, как они пытаются представить себя в общении с сотрудниками, с корреспондентами. И бывает, сам готов привести в исполнение. Когда же начинаешь думать о цивилизованном подходе, то, вроде, отнять жизнь у человека не каждый решится. Хотя в принципе, наверное, я в большей степени «за», нежели «против», потому что эта категория – жуткое дело.
Абрамичев:
- Есть ли в Башкирии тюрьмы, представляющие архитектурную ценность, сохранившие дух царской тюрьмы?
- Наверное, духа царской тюрьмы нет. Хотя корпуса, построенные в период правления царствующих особ, у нас есть.
Алексей:
- Сколько получают сотрудники системы ФСИН? Есть ли тенденция к повышению?
- С января повысили заработную плату. Вполне достойная заработная плата, не хуже, чем у полицейских.
Айнур:
- Осужденные из каких регионов отбывают наказание в Башкирии? Есть ли регионы - постоянные «поставщики» осужденных?
- В регионе должны отбывать наказание те, кто совершил преступление в этом регионе. И у нас до определенного момента это соблюдалось. Но сейчас у нас содержится более двух тысяч лиц из других регионов. Это, практически, весь Кавказ и всё Закавказье, средняя полоса – Нижний Новгород, Владимир, Москва.




Комментариев нет:

Отправить комментарий