среда, 25 февраля 2015 г.

Пусть Курбаншо не улыбается! Почему в Башкирии провалилось создание «зеленой» партии?

За годы советской модернизации в Башкирии выстроили мощный индустриальный комплекс. К началу перестройки по объемам промышленного производства Башкирия уступала только четырем союзным республикам (Украинская ССР, Казахская ССР, Белорусская ССР, Узбекская ССР).
В середине ХХ века союзное руководство сделало ставку на нефтедобычу в Башкирии. Одно время «Башнефть» даже занимала первое место среди всех нефтедобывающих кампаний Советского Союза.



Постепенно запасы башкирской нефти истощались, а темпы роста нефтеперерабатывающего комплекса только нарастали. Оборотной стороной этого процесса были вопросы экологии. Начиная с перестроечных времен, они постоянно политизировались. Не утратила политизированности экологическая тема и сейчас.

Само по себе экологическое движение в республике зародилось в перестроечный период. Можно сказать, что региональная политика как публичный и конкурентный процесс в Башкирии началась именно с экологии. Провозглашенное Михаилом Горбачевым «новые мышление», а с ним и свобода слова, гласность и прочая «демократизация» привели к тому, что экологическая ситуация в Башкирии стала активно обсуждаться. Партийная номенклатура в лице идеологов, ответственных за реализацию политики партий далеко не всегда знали, как реагировать на экологическую волну недовольных трудящихся.

Как следствие – вопросы экологии приобретали ярко выраженную политическую окраску.

Примерно с 1986 года в общественное сознание Башкирии начал проникать вал шокирующих данных о состоянии здоровья населения и прогрессивной деградации окружающей среды. В публикациях и обсуждениях в прессе преобладала риторика протестного характера. Авария на «Химпроме» обернувшаяся попаданием фенола в питьевую воду в ноябре 1990 года только усугубила ситуацию.

Взрыв общественного недовольства по поводу ухудшающейся экологической ситуации дополнялся планами союзного руководства построить на территории Башкирии атомную электростанцию (БАЭС). Тогда мощному общественному движению удалось добиться прекращения строительства АЭС в Агидели, и не допустить на территории республики появление БАЭС, схожей по функционалу с Чернобыльской. Против строительства БАЭС было собрано 150 тысяч (!) подписей по всей республике, а также прилегающих к месту строительства районов Татарии и Удмуртии.

После распада СССР экологическая проблематика также выступала мощным драйвером для активизации протестных настроений в обществе. Надо сказать, что республиканское руководство середины 1990-х годов только подливало масла в огонь. В частности, решение о возведении Юмагузинского водохранилища крайне неоднозначно было воспринято обществом, но руководство республики предпочло не обращать внимания на весомые аргументы экспертов, и продолжило «стройку века».

В «суверенные» годы в Башкирии, власти, помня о «зеленых» митингах, собиравших десятки тысяч людей, экологическую оппозицию нещадно подавляли. Кстати, именно тогда экологическая проблематика была «коньком» оппозиционных СМИ, таких, как известная во всей республике газета «Отечество». И именно тогда надолго были подорваны политические амбиции экологов, которые до сих пор функционируют в формате гражданской активности и не имеют возможности создать реально работающую политическую партию, как в Башкирии, так и по всей России.

Итоги рахимовского правления в республике, как известно, ознаменовались передачей всей нефтянки федеральным собственникам. Помимо финансовых дыр в республиканском бюджете такая ситуация обернулось еще и ухудшением экологии. Новые собственники нефтяного комплекса стали гораздо меньше тратить на экологию. А в Башкирии сохранилась высокая концентрация экологически грязных производств.

На первый взгляд, удивительно, что ни одна из политических партий не пытается муссировать экологическую проблематику. Впрочем, на самом деле все гораздо проще. Федеральный центр не слишком готов обсуждать эту повестку. В угоду крупному бизнесу кремлевские бояре смотрят сквозь пальцы на многочисленные нарушения экологического законодательства. Да и само законодательство несовершенно – некоторые открыто называют его антиэкологическим. Из-за позиции федерального центра вопросы экологии оказались выключенным из публичной политики. В этой ситуации экологи по-прежнему не в состоянии играть собственную политическую партию. Те немногие попытки покорения политического олимпа, которые осуществлялись «зелеными» – провались.

Как следствие – экологическая проблематика стала уделом некомпетентных маргиналов, пытающихся набрать политические очки за счет дешевой демагогии. Причем выбирают они, как правило, не такие уж значительные поводы. Мало кто знает, что ущерб окружающей среде от автомобильной загазованности в Уфе постоянно растет. Уже сейчас он выше того урона, который наносят нефтеперерабатывающие заводы Уфы - соотношение примерно на уровне 60 на 40.

Понимая щекотливость экологического вопроса в современной России, глава Башкирии практически не пытается пропиариться на этой теме, но работу ведет. Так, Рустэм Хамитов добивается возрождения в России экологических фондов. Возобновление такой практики позволило бы региону привлечь дополнительные средства на экологию.

Проблема в том, что руководство республики не имеет серьезных рычагов влияния на ТЭК. Он целиком находится в ведении федерального Росприроднадзора. Впрочем, у республиканских властей появляется определенный ресурс давления на экологическую политику хозяйствующих субъектов, составляющих ТЭК Башкирии. Постепенно меняется правовая база, которая требует применения наилучших доступных технологий. С 1 января 2015 года вступили в силу изменения в федеральный закон «Об охране окружающей среды», согласно которым таким хозяйствующим субъектам как нефтеперерабатывающие заводы предписывается активнее внедрять современные технологии защиты окружающей среды.

Установленная автоматическая система слежения за выбросами также привела к некоторому сокращению вредных выбросов в Уфе. Да и после национализации «Башнефти» можно ожидать, что государство будет больше внимания уделять экологии. Поэтому лоббистские возможности Хамитова, умение договариваться с федеральным центром в этом вопросе могут быть полезны для «экологического» микроклимата Башкирии. А вот для самостоятельной политической игры у зеленых по-прежнему нет ни ресурсов, ни повестки.

Александр КРАСОВСКИЙ

http://www.mkset.ru/news/patriot/23592/



Тем временем...


В уфимском воздухе нашли превышение этилбензола и азота диоксида

 В уфимском воздухе нашли превышение этилбензола и  ...
Роспотребнадзор по Республике Башкортостан провел в январе 2015 года в рамках социально-гигиенического мониторинга исследования объектов среды обитания.

Как сообщили ГОРОБЗОР.РУ в санитарном ведомстве, в частности, было исследовано 30 проб атмосферного воздуха в Уфе, Белорецке и Нефтекамске. Из них не соответствовали требованиям гигиенических нормативов 4 пробы (13,4 процентов): в Уфе по содержанию этилбензола (1,2 и 1,5 ПДК) и азота диоксида (1,2 ПДК).

Отметим, что этилбензол относится к 4 классу опасности веществ, азот диоксида – ко 2 (высокой опасности).

http://www.gorobzor.ru/newsline/obschestvo/v-ufimskom-vozduhe-nashli-prevyshenie-etilbenzola-i-azota-dioksida-25-02-2015




Читай также по этой теме:



25 лет диоксиновому холокосту в Уфе



Шел пятый год перестройки гласности и демократизации Советской власти.В мартовский день 1990 года случился паводок. Ещё зимой на «Химпроме» тихо и незаметно протекла ржавая цистерна с фенолом. Когда снег начал таять, фенольная вода потекла в реку Чернушку, затем Шугуровку, а оттуда в Уфимку,и ПОПАЛА в Южный водозабор Уфы. Уфимцы целую неделю пили ВОНЮЧУЮ ОТРАВЛЕННУЮ ФЕНОЛОМ ВОДУ.Предельно допустимая концентрация фенола в водопроводной воде была превышена в 30 000 раз.Но никаких предупреждений о катастрофе не было.

Более того, чиновники убеждали, что ПИТЬ ВОДУ МОЖНО.Поэтому люди просто попадали в больницы со странными симптомами отравления, а остальные, в том числе беременные женщины, продолжали пить водопроводную воду. Пока, наконец, общественность не забила тревогу и выйдя на многотысячные демонстрации, не ПОТРЕБОВАЛА ОТ ВЛАСТИ, сказать правду. И только тогда, смущенная такой небывало раскаленной атмосферой НАРОДНОГО ПРОТЕСТА власть, вынуждена была признать, что в воду попал фенол с "Химпрома" и запретила пить воду из-под крана и использовать её для готовки и в быту.

В авральном режиме "SOS"некоторые родители отсылали своих детей к родственникам в другие города. А вот младенцам не повезло— они в первые же дни прикоснувшись к отравленной воде,страдали от нейродермита, аллергии и иных БОЛЕЕ ТЯЖЕЛЫХ болезней, полученных от отравления их матерей, много младенцев скончалось…

От фенола в южной части МИЛЛИОННОГО города ПОСТРАДАЛИ ДВЕ ТРЕТИ УФИМЦЕВ,то есть более 700 000, но по приказу трусливого во всех отношениях Минздрава диагноз «отравление фенолом» врачам ставить - ЗАПРЕТИЛИ. Апокалиптическая картина того времени: горожане ВЫСТРАИВАЮТСЯ В ОЧЕРЕДЬ ЗА ЧИСТОЙ ВОДОЙ с бидончиками, вёдрами и полиэтиленовыми мешочками. На каждого жителя полагалось 14–16 литров питьевой воды в день, а продажа безалкогольных и молочных напитков была увеличена в несколько раз. Тогда ещё пронзительнее зазвучала пророческая картина уфимского художника Сергея Краснова -"Ключи от воды".



В картине за несколько лет до фенольной трагедии в Уфе он изобразил ВОДУ в полиэтиленовом мешочке… На этом, история ФЕНОЛЬНОЙ КАТАСТРОФЫ не закончилась. По городу прокатилось несколько «фенольных» многотысячных демонстраций. Это была настоящая революция.По улице Ленина несли транспаранты и скандировали «Долой ОБКОМ!». Студенческая демонстрация, начавшись на площадке перед Белым домом, двинулась к Горсовету.Общество всколыхнулось и организовалось.Появились активисты. Был создан народный Координационный Комитет Общественных организаций, и Забастовочный Комитет, -объявивший всеобщую городскую ЗАБАСТОВКУ.

Были выставлены требования городского Стачкома принятые И ПРОГОЛОСОВАННЫЕ СОРОКАТЫСЯЧНЫМ МИТИНГОМ. В первых пунктах стояло требование -"В отставку всю прогнившую власть, и "Вся власть Советам!"Председатель Уфимского горсовета Зайцев в доказательство своих слов о безопасности воды с фенолом,- вынужден был перед сорокатысячным митингом выпить стакан этой водопроводной воды.Однако исправить ситуацию эти показушные принародные выпивания не могли.Фенол попав в водопроводные трубы не поддавался никакой очистке.

И ПРОТЕСТЫ не утихали -Народ выстроился в«зелёную цепочку» по всему проспекту от горсовета до "Химпрома" и потребовал закрыть "Химпром"! Власть судорожно пообещала это сделать и во исполнение резолюций митингов Забастовочного городского комитета, стала выплачивать КРОХОТНУЮ денежную компенсацию пострадавшим от отравления, как выяснилосьДИОКСИНОМ, так как фенол попавший в водопроводные сети и прошедший хлорирование превратился в страшнейший ЯД- химическое оружие "Агент Оранж" который применялся Американцами в войне во Вьетнаме.Власть под давлением общественных требований стала организовывать подвоз воды,- в каждый двор направляли водовозки с питьевой водой. В первые дни в больницах от отравления умер 251 человек.Зафиксировано официально.А сколько родилось мертвых младенцев может рассказать только ветер на Сергеевском кладбище, где находится братская могила, точнее могильник ...

Общественные организации ВСЕ ТАКИ добились закрытия "Химпрома", и продолжали давить на власть,но лишь в 1993 году в Уфе открылся Институт прикладной экологии и даже появилась такая вот Госорганизация - Министерство экологической безопасности республики Башкортостан, позже ПРЕВРАТИВШАЯСЯ В МИНИСТЕРСТВО чрезвычайных ситуаций, (а ныне это всем известное министерство грабежа природных ресурсов и уничтожения экологиии), а также большая кафедра экологии на биофаке БашГУ. Началось таки изучение загрязнения объектов природной среды в рамках профинансированной республиканской программы «Диоксин», позднее забытой а средства её утекли не по назначению, налево-(к удивлению уфимцев, вокруг Уфы тогда как грибы появились крутые коттеджи чиновников.

Со времени ФЕНОЛЬНО -ДИОКСИНОВОЙ КАТАСТРОФЫ ПРОШЛО 25 ЛЕТ. Катастрофа унёсшая многие жизни горожан до сих пор стучит в наши сердца, души и совесть.Бессовестны те,кто сегодня в нарушение принятых народом на многотысячных митингах 1990 года требований продолжает антиэкологическую политику геноцида Башкортостана и строит новые опасные предприятия, технопарки, кластеры : Акрил в Салавате и КРОНОШПАН в Уфе.И если эти заводы будут построены и станут загрязнять республику убийственными выбросами, то ситуация в нашей и так уже угрожающей среде смертельно резко ухудшится.

https://vk.com/antikronospan?w=wall-59202097_44636




Комментариев нет:

Отправить комментарий